Поиск авторов по алфавиту

Автор:Епифаний Кипрский, свт.

Епифаний Кипрский, свт. Против Димиритов

ПРОТИВ ДИМИРИТОВ, 

так названных некоторыми, исповедующих несовершенное вочеловечение Христа, ересь пятьдесят седьмая, а по общему порядку семьдесят седьмая.

 

Глава 1. Вслед за выше исчисленными, из предубеждения некоторых произошла на свет еще одна трудная для нашего понимания и чуждая вере ересь, не могу сказать по какой при чине, но разве лишь потому, что попустил ее непрестанно возмущающий человеческую природу и воюющий против нее дьявол, который влагает горький яд свой в прекрасно приго-

 174

 

 

товленные яства и таким образом, как бы к меду подбавляет горечь и притом через некоторых дивных по высоте жизни и непрестанно восхваляемых за православие людей. Это есть дело его, позавидовавшего от начала отцу нашему Адаму и враждующего со всеми человеками, как сказано кем-то из мудрецов, что зависть всегда враждебна великой благоуспешности.*) Так и здесь через великих мужей он ввел некоторые заблуждения, дабы не оставить нас и Святую Божию Церковь беспечальною, но непрестанно тревожимою и воюемою. Ибо некоторым, и от нас изшедшим, и притом в великой почести бывшим, всегда возвеличиваемым похвалами и среди нас, и среди всех православных, угодно было отрицать ум во Христе, во плоти пришедшем, и говорить, что пришедший Христос, Господь наш, принял плоть и душу, ума же не принял, то есть не сделался совершенным человеком. Не умею сказать, что из этого привнесли они для человеческого рода, или от кого из прежде их бывших научились сему, — что полезного приобрели они от сего, или даровали нам и своим слушателям, и святой Божией Церкви, кроме того, что произвели в нас смятение и разделение, скорбь и потерю

___________________

*) Мысль, если не точно такими словами выраженная, то подобными, высказывается некоторыми древними писателями, например: Димосфеном (De corona), Овидием (Metamorph. lib I et 2) и др.

175

 

 

сладости взаимного согласия и любви. Ибо, оставив последование Божественным Писаниям, правоту и исповедание незлобия, пророческую, евангельскую и апостольскую веру, они привнесли к нам софистическое учение и баснословное, а вместе с ним и множество бедствий, исполняя на самих себе сказанное: отступят некоторые от здравого учения, внимая баснем и тщегласиям (св. 2 Тим. 4, 3. 4; 2, 16).

Гл. 2. Старец и досточтимый, всегда возлюбленный для нас и для блаженной памяти папы Афанасия, а равно и для всех православных, Аполлинарий из Лаодикии, вот кто в начале измыслил и принес это учение. И в начале слыша cие от некоторых из наученных им, мы не верили, подлинно ли он, будучи таким мужем, пустил на свет это учение, терпеливо ожидая с надеждою до тех пор, пока не узнаем дела в точности. Мы говорили, что пришедшие к нам от него чада, не разумея глубины учения такого ученого и мудрого мужа и учителя, сами от себя измыслили это, не наученные от него, так как между самими пришедшими к нам было много разномыслия. Ибо некоторые из них дерзали говорить, что Христос принес тело свыше; эти странные мнения, оставаясь в уме человеческом, делают неимоверные успехи. Другие из них отрицали и то, что Христос принял душу. Некоторые же дерзали называть да-

176

 

 

же и тело Христа единосущным Божеству. И привели в великое смятение верхние страны, ради чего явилась нужда созвать собор и анафематствовать таковых. Но были составлены и памятные записи, списки с коих были посланы блаженной памяти папе Афанасию. В виду этих памятных записей и сам блаженный вынужден был написать послание против говорящих таковое с грозными словами, послав оное к почтеннейшему епископу Епиктиту, потому что сей просил его о том, дабы дать ответа произведшим смятение. Ясно написавши о вере в сем послании, сам блаженный и объявил еретичествующими утверждавших cие и производивших смятение. С какового послания список я счел нужным предложить здесь в целости. Вот он:

Афанасий, епископ Александрийский к Епиктиту, Епископу Коринфскому.

Гл. 3. Я думал, что всякое суесловие всех, сколько ни есть еретиков прекращено собором, бывшим в Никее: ибо исповеданная на нем отцами на основании Священных Писаний вера достаточна для ниспровержения всякого нечестия и для утверждения благочестивой веры во Христе. Посему и ныне, когда были различные соборы в Галлии, Испании и великом Риме, все сошедшиеся, общим решением, как бы движимые единым духом, анафематствовали еще скрывавшихся и мысливших

177

 

 

подобно Apию, разумею Авксентия Медиоланского, Урсакия, Валента и Гая из Паннонии. И по причине того, что таковые придумали себе названия соборов, они написали повсюду, чтобы не именовался ни один собор в кафолической Церкви, кроме бывшего в Никее, торжествующая над всякою ересью, в особенности же Apианской, ради которой тогда по преимуществу он и созван был. Итак, каким же образом еще и после этого некоторые покушаются вступать в споры или изыскания? Если они из Ариан, то нет ничего удивительного, если клевещут на написанное против них, так как когда и Еллины слышат, что идолы язык сребро и злато, дело рук человеческих (Псал. 184, 15), они считают безумием учение о сем Святого Духа. Если же они из тех, которым кажется, что они право веруют и любят раскрытое отцами, то таковые, желая все ниспровергать своими изысканиями, делают не иное что, как, по написанному, напаяют подруга своего развращением мутным (Авв. 2, 15) и вступают в словопрения ни на кую же тую потребу, как только на разорение неиспорченных (2 Тим. 2, 14).

Гл. 4. Так пишу это, прочитав присланные твоим благочестием памятные записи, чего я не должен был бы писать, дабы не было о сем даже и памяти в потомстве. Ибо кто

178

 

 

когда-либо слышал что-либо подобное? Кто научил, или научился? От Сиона бо изидет слово Господне и закон Божий из Иерусалима (Иса. 2, 8). A cие откуда изошло? Какой ад изрыгнул слово о том, что тело, воспринятое от Марии, единосущно Божеству Слова? или что Слово превратилось в плоть и кости, в волосы и в целое тело и изменилось в собственном естестве? И кто вообще из христиан слышал, чтобы Сын носил тело призрачно, а не по естеству, или кто был стол нечестив, чтобы говорить и думать, будто самое Божество Его, единосущное Отцу, было обрезано, и что от совершенного произошло несовершенное, и что пригвожденное на древе было не тело, но сама сущность зиждительная для всякого естества? Кто, слыша, что Слово не из Марии, а из своей сущности претворило Себе страстное тело, назвал бы христианином говорящего cие? И кто измыслил это беззаконное нечестие, чтобы прийти к мысли и сказать, будто утверждающий рождение тела Господня от Марии мыслит в Божестве уже не Троицу, а четверицу? Рассуждающие так говорят как бы то, что плоть, в которую облекся Спаситель от Марии, принадлежит к сущности Троицы. Откуда изрыгнули некоторые еще и то нечестие, подобное вышесказанному, чтобы утверждать, что тело не моложе Божества Слова, но всегда было совечно ему, поелику со-

179

 

 

стоит из самой премудрости? Каким же образом дерзнули так называемые христиане сомневаться и в том, что произошедший от Марии Господь есть Сын Божий по существу и естеству, а по плоти от семени Давидова и от плоти святой Марии. Кто были настолько дерзкие, чтобы говорить, что Христос, пострадавший плотью и распятый не был Господь и Спаситель, Бог и Сын Отца? Или каким образом хотят именоваться христианами говорящие, что Слово сошло на святого человека, как бы на одного из пророков, а не Само сделалось человеком, принявшим от Марии тело, но что иной был Христос, а иной—Сын Божий, прежде Марии и прежде веков сущий Сын Отца? Или каким образом могут быть христианами говорящее, что иной есть Бог и иной — Слово Божие?

Гл. 5. Все cиe различно сказанное в памятных записях имеет одну и ту же мысль, клонящуюся к нечестию. По причине сего разногласят и состязаются в борьбе между собою хвалящиеся исповеданием отцов, составленным в Никее. И я удивился терпеливости благочестия твоего и тому, что оно не остановило говорящих cиe, но предложило им благочестивую веру, чтобы они или, послушав, успокоились, или, противореча, наименованы были еретиками. Ибо вышеупомянутое несказанно и неслыханно у христиан, но по всему чуждо

180

 

 

апостольского учения. Посему-то я и открыл их учение, как сказано, вписав его в послание это, дабы и только слышащий о нем мог увидать заключающуюся в нем срамоту и нечестие. И хотя во многом должно было бы обвинять и изобличать срамоту измысливших cие, однако же хорошо было бы и этим ограничить послание и ничего не писать более. Ибо столь явно открывающиеся недостатки открывать более и заниматься ими не должно, дабы людьми спорливыми они не сочтены были за сомнительные. Одно достаточно было бы отвечать на cиe и сказать, что это не есть учение кафолической Церкви, и не так мыслили отцы. Но дабы и из совершенного молчания изобретатели зол не сделали себе повода к бесстыдству, хорошо будет привести на память немногое от Божественных Писаний; ибо может быть хотя таким образом пристыженные они престанут от этих скверных измышлений.

Гл. 6. Откуда вам пришло на мысль утверждать, что тело единосущно Божеству Слова? Начать с этого хорошо для того, чтобы, когда показана будет нетвердость сего, и все прочее оказалось таковым. Итак, из Писаний нельзя вывести этого, ибо они говорят, что Бог был в человеческом теле. Но и отцы, сошедшиеся в Никее, высказали, что не тело, а Сам Сын единосущен Отцу. И за

181

 

 

тем по Писаниям Он исповедуется, как произшедший из существа Отца, а тело — от Марии. Посему или отвергните собор в Никее и допускайте это, как еретики, или же, если хотите быть чадами отцов, не мыслите иначе, вопреки тому, что написали они. Ибо безрассудность такого мнения вам можно видеть из следующего: если Слово единосущно телу, имеющему естество из земли, а Слово, по исповеданию отцов, единосущно Отцу, то и Сам Отец будет единосущен телу, из земли произошедшему. И за что еще вы упрекаете Apиан, говорящих, что Сын есть тварь, когда и сами говорите, что Отец единосущен тварям, и переходите к другому нечестию, утверждая, что Слово превратилось в плоть и кости, в волосы и нервы, и в целое тело и изменилось в собственном естестве? В таком случае благовременно сказать прямо и то, что Оно произошло из земли: ибо из земли естество костей и всего тела. Итак, каково же безумие ваше, если вы воюете и против самих себя? Говоря, что Слово единосущно телу, вы уравниваете одно с другим, а говоря, что Оно превратилось в плоть, вымышляете изменение Самого Слова. Кто же будет терпеть далее, когда вы даже и это только произносите? Вы уклоняетесь в нечестие более всякой ереси. Ибо если Слово единосущно телу, то излишнее упоминание о Марии и

182

 

 

нужда в ней, так как тело могло быть вечно и прежде Марии, также, как и Само Слово, если Оно, по-вашему, единосущно телу. Какая была бы и нужда в пришествии Слова, если бы Оно или облеклось в единосущное Себе, или, изменившись в собственном естестве, сделалось телом? Ибо не Само Себя восприняло Божество, чтобы облечься и в единосущное Себе; но и не согрешило искупляющее грехи других Слово, чтобы, изменившись в тело, принести Себя в жертву за Себя Самого и искупить Себя.

Гл. 7. Не так это; да не будет! От семене Авраамова приемлет, как сказал Апостол, отнюду же должен бы повсему подобитися братии (Евр. 2, 16—17) и принять подобное нам тело. Для сего-то истинно послужила и Mapия, дабы от нее Он принял оное и как собственное принес его за нас. И на нее указывал пророчески Исайя, говоря: се Дева во чреве зачнет и родит (Иса. 7, 14). За тем Гавриил посылается к ней не просто как к деве, но как к Деве, обрученной мужу, чтобы из самого имени обрученного показать, что Mapия есть истинно человек. И о рождении упоминает Писание и говорит: повит Его (Лук. 2, 7) и ублажаемы были сосца, яже Он ссал (Лук. 11, 27). Принесена была и жертва, так как Рожденный разверз ложесна (срав. ст. 23 — 24). Все это были при-

183

 

 

знаки рождающей Девы. И Гавриил не колеблясь благовествовал ей, говоря не просто: раждаемое в тебе, дабы не думали, что тело отвне привводится в нее, но: от тебя, дабы верили, что рождаемое произошло от нее по естеству, так как и естество ясно показывает, что невозможно, чтобы тело девы, не рождающей носило млеко, и невозможно, чтобы питаемо было млеком и свиваемо тело, не рожденное прежде естественным образом. Оно-то есть обрезанное на восьмой день; Его принял на руки Симеон; Оно стало отроком, возросло, было десятилетним и достигло тридцатого года (Лук. 2). Ибо не самое существо Слова, неизменное и непреложное, изменившись, было обрезано, как предполагают некоторые, так как Сам Спаситель говорит: видите Меня, яко Аз есмь и не изменяюся (Лук. 24, 89; Малах. 3, 6); а Павел пишет: Иисус Христос вчера и днесь той же и во веки (Евр. 18, 8); но в теле обрезанном, носимом, ядшем, утруждавшемся, пригвожденном к древу и пострадавшем было бесстрастное и бестелесное Слово Бога. Это тело было положено во гроб, когда Сам Он сущим в темнице духовом сошед проповеда, как сказал Петр (1 Петр. 8, 19).

Гл. 8. Что в особенности показывает безумие их, так это то, что они говорят, будто Слово обратилось в кости и плоть. Ибо,

184

 

 

если бы это было, то не было бы нужды и в гробе. Тогда тело само собою сошло бы проповедовать находившимся в аде духам, ныне же Сам Он сошел проповедовать, а тело Иосиф, обвив плащаницей, положил на Голгофе (Матф. 27, 59), и чрез то всем показано было, что тело не было Словом, но было телом Слова. И это-то тело, воскресшее из мертвых, осязал Фома и видел на нем язвы гвоздяные, которые терпело само Слово, видя их прибиваемыми на собственном теле и, имея силу препятствовать, не воспрепятствовало: но и напротив, Само бестелесное, Оно усвояло Себе принадлежащее телу, как Свое собственное. Когда, например, тело Его бито было слугою, то Он, как бы Сам страдая, говорил: что Мя биеши (Иоан. 18, 28)? И неприкосновенный по естеству, однако же говорил: плещи Мои вдах на раны и лица Моего не отвратих от заплеваний (Иса. 50, 6). Ибо что претерпевало человеческое естество Слова, то, сосуществуя ему, Слово переносило на Себя, дабы мы могли причаститься Божеству Слова. И было нечто странное в том, что Он был страждущим и не страждущим; страждущим, потому что страдало собственное Его тело, и Он пребывал в самом страждущем (теле); — не страждущим, потому что Слово, будучи по естеству Богом, бесстрастно. И Он был бестелесный в страстном теле, а тело

185

 

 

содержало в себе бесстрастное Слово, уничтожавшее немощи самого тела. И Он делал это, и таковым был для того, чтобы, приняв наше и принесши оное в жертву, Самому умереть и потом, облекши нас Своим, дать Апостолу случай сказать: подобает тленному сему облещися в нетление и мертвенному сему облещися в бессмертие (1 Кор. 15, 53).

Гл. 9. И это было не предположительно только, как еще некоторые думали; да не будет! но так как Спаситель по истине сделался действительным человеком, то совершилось и спасение целого человека. Ибо если бы Слово только предположительно было в теле, как они думают, а предположительно высказываемое есть призрак, то призрачным оказывается и то, что называется спасением и воскресением человеков, по учению нечестивейших Манихеев. Но спасение наше не было призраком и было спасением не одного тела, но по истине целого человека, то есть души и тела в нем. И так тело Спасителя, принятое Им, по Божественным Писаниям, от Марии, было действительно человеческое и истинное. Истинным же было, поелику было тождественно с нашим: ибо Mapия была сестра наша, потому что и все мы — от Адама. И пусть никто не усомнится в сем, вспомнивши о том, что написал Лука. Ибо после воскресения Христа из мертвых, когда неко-

186

 

 

торым казалось, что они видят не Господа в теле от Марии, но вместо Него созерцают духа, Он говорил: видите руце Мои и нозе Мои и язвы гвоздиныя, яко Сам Аз есмь. Осяжите и видите, яко дух плоти и кости не имать, яко же Мене видите имуща. И cие рек, показа им руце, и нозе (Лук. 24.89—40; срав. Иоан. 20, 25). Сими словами вместе с тем могут быть обличены и дерзнувшие сказать, что Господь изменился в плоть и кости; ибо Он не сказал: яко же Мене видите сущего плоть и кости, но: имуща, дабы не думали, что Само Слово обратилось в оные, но верили, что Оно имеет cие и прежде смерти и после воскресения.

Гл. 10. Поелику это имеет за себя столь ясное доказательство, то уже излишне было бы касаться других доказательств и ими заниматься, так как тело, в котором было Слово, не единосущно Божеству, но по истине рождено от Марии, и Само Слово не обратилось в кости и плоть, но было во плоти. Ибо изречение Иоанна: Слово плоть бысть (Иоан. 1, 14) имеет такой же смысл, какой можно найти в изречении, подобном сему. Так у Павла написано: Христос был по нас клятва (Гал. 3, 13). И как не сам Он сделался клятвою (проклятием), но лишь потому сказано: был клятвою, что Он воспринял за нас проклятие, так и плоть бысть не потому, что

187

 

 

обратился в плоть, но потому, что за нас воспринял плоть и сделался человеком. И потому изречение: Слово плоть бысть равносильно изречению: сделался человеком, согласно сказанному у Иоиля: излию от Духа Моего на всякую плоть (2, 28). Не для бессловесных было это обетование, но для человеков, ради которых и Господь сделался человеком. Если же это изречете имеет такой смысл, то во всяком случае по справедливости сами себя осудят помыслившие, что плоть была сама от себя прежде Марии, и Слово прежде нее имело человеческую душу и в ней всегда пребывало прежде пришествия Своего. Но пусть престанут и говорящие, что плоть не приемлет смерти, но имеет бессмертную природу. Ибо если бы она не умирала, то каким образом Павел передал бы Коринфянам то, что и принял, яко Христос умре грех наших ради по писанием (1 Кор. 15, 3)? Каким же образом Он и всецело воскрес бы, если бы прежде не умер? И весьма постыдятся вообще допустившие мысль, что вместо Троицы может быть четверица, если говорить, что тело воспринято от Марии. Ибо если мы назовем тело единосущным Слову, то Троица остается Троицею, так как никакое чуждое Слово в нее не привносится, если же назовем воспринятое от Марии тело человеком, то, поелику тело по существу чуждо (Слову) и Слово в

188

 

 

нем пребывает, необходимо оказывается, вместо Троицы, четверица, вследствие прибавления тела.

Гл. 11. Так говорящие о сем не замечают, как претыкаются о самих себя; потому что если бы они и не говорили, что тело воспринято от Марии, но утверждали, что оно единосущно Слову, тем не менее, тем самым в чем они лицемерят, чтобы не считали их так мыслящими, они и обличены будут по безумию своему, допуская четверицу. Ибо как Сын, будучи, по их мнению, единосущным Отцу, не есть Сам Отец, но называется Сыном, единосущным в отношении к Отцу, так и единосущное Слову тело не есть Само Слово, но иное в отношении к Слову; если же оно иное, то, по их мнению, Троица их будет четверицей. Ибо не истинная, действительно совершенная и нераздельная Троица приемлет прибавление, но ими измышленная. И каким образом могут быть христианами измышляющие иного помимо истинного Бога? Еще и в другом их мудровании можно видеть безумие их. Если на основании того, что тело Спасителя есть и в Писаниях называется принятым от Марии и человеческим, они думают, что вместо Троицы идет речь о четверице, с так называемым прибавлением в теле, то они весьма заблуждаются, творение приравнивая Творцу и предполагая, что

189

 

 

Божество может принимать прибавление. И не разумеют они, что не для прибавления к Божеству Слово плоть бысть, но дабы воскресла плоть; и произошло от Марии Слово не для того, чтобы сделаться лучшим, но дабы искуплен был человеческий род. Да и каким образом искупленное Словом и оживотворенное Им тело может сделать прибавление Божества оживотворившему его Слову? Напротив, самому человеческому телу сделано великое прибавление от общения и единения с ним Слова: из смертного оно сделалось бессмертным; будучи душевным, стало духовным, и из земли произшедши прошло через врата небесные. Троица же и по принятии Словом тела от Марии есть Троица, не приемлющая ни прибавления, ни отделения, но всегда совершенная, и в Троице едино Божество познается, и таким образом в Церкви проповедуется единый Бог, Отец Слова.

 Гл. 12. В виду того же основания замолчат после того и говорившие некогда, что произшедший от Марии не есть Сам Христос, Господь и Бог: ибо если бы не Бог был в теле, каким образом произшедший от Марии тотчас же был назван Еммануилом, еже есть сказаемо с нами Бог (Матф. 1, 28; срав. Иса. 7, 14)? Если бы Слово не было во плоти, то каким образом и Павел писал бы к Римлянам: от нихже Христос по плоти, сый

190

 

 

над всеми Бог благословен во веки, аминь (9, 5)? Итак, пусть исповедуют свое заблуждение прежде отрицавшие, что Распятый есть Бог, убеждаемые всеми Божественными Писаниями, особенно Фомою, который, после того как увидал на Нем язвы гвоздяные, воскликнул: Господь мой и Бог мой (Иоан. 20, 28)! Ибо, будучи Бог и Господь славы, Сын был в бесславно пригвождаемом ко кресту и обесчещиваемом теле. Но тело страдало пронзенное на древе, и из ребр его истекла кровь и вода, а храм Слова был исполнен Божества. Посему-то солнце, видя Зиждителя своего претерпевавшим cие в подверженном поруганию теле, сокрыло лучи свои и омрачило землю. Само же тело, имея смертное естество, превыше естества своего воскресло ради Слова, в нем обитавшего, стало свободным от естественного тления и сделалось облачением для Слова. Облекши же превысшее человека Слово, оно сделалось бессмертным. А о том, что некоторые измышляют и говорят, что как в каждом из пророков было Слово, так и на некоторого человека, родившегося от Марии, сошло Слово, рассуждать излишне, так как безумие их явно изобличает себя. Ибо, если Оно сошло таким образом, то для чего оно и Само родилось от Девы, а не от мужа и жены, как рожден и каждый из святых? Или, коль скоро Слово сошло таким образом,

191

 

 

для чего не говорится и о смерти каждого, что она была понесена за нас, а только о смерти Сего Одного? Если на каждого из пророков сходило Слово, то для чего об Одном только произшедшем от Марии говорится, что Он пришел единою в кончину веков (Евр. 9, 26)? Или же, если Слово сходило на Него так же как и на прежде бывших святых, для чего все другие умершие не воскресли, а Один рожденный от Марии тридневно воскрес? Или еще коль скоро Слово сходило на Него подобно тому как на других, то для чего Один рожденный от Марии называется Еммануилом, как будто бы и тело рождено от Нее исполненным Божества? Ибо Еммануил толкуется: с нами Бог. Или также почему, если бы Он сошел таким образом, когда каждый из святых ест и пьет, и устает, и умирает, не говорится, что он есть ядущий и устающий и умирающий, но говорится только об Одном родившемся от Марии? Ибо что терпело cиe тело, о том говорится так, как будто это терпело Само Слово. И между тем как о всех других говорится только то, что они произошли или рождены, об Одном только рожденном от Марии сказано: и Слово плоть быстъ (Иоан. 1, 14).

Гл. 13. Из этого видно, что на всех других Слово сходило для пророчествования, но то же Слово, принявши для себя плоть от

192

 

 

Mapии, явилось человеком, будучи по естеству и по существу Словом Божиим, по плоти же от семени Давидова и от плоти Марии сделавшись человеком как сказал Павел (Рим. 1, 8; Гал. 4, 4 и др.). Его и Отец указал на Иордане и на горе, говоря: Сей есть Сын Мой возлюбленный, о Немже благоволих. (Матф. 3, 17; 17, 5). Сего Apианe отвергли, а мы признаем, покланяемся Ему, не разделяя Сына и Слова, но зная, что Само Слово есть Сын, через Которого все произошло, и мы стали свободны. Посему мы и удивились, как вообще между нами возникла такая распря о сем. Но благодарение Богу, насколько огорчены мы были, читая памятные записи, настолько же обрадованы концом их. Ибо возмущенные в своей вере удалились с согласием и помирились с исповеданием благочестивой и православной веры. Это-то и меня, прежде того много обдумывавшего дело, заставило написать cиe немногое, так как я рассудил, как бы от молчания не произошла вместо радости скорбь для подавших нам своим согласием повод радоваться. Итак, прошу прежде всего твою благосклонность, а потом и слушателей принять cиe послание с благой совестью, и если в нем чего-либо не достает для благочестия, исправить и раскрыть мне; если же что, как от простеца в слове, написано и несоответственно достоинству предмета и не-

193

 

 

совершенно, то признать это следствием нашей немощи в слове. Будьте здравы!

 

До сего места послание Aфанасия.

 

Гл. 14. Итак, когда приведено было нами и это послание, мы на основании слышанного нами от них или от других решились писать против них; и так как для всех стало ясно, что мы никого не оклеветали, то я примусь за опровержения их, дабы ни с какой стороны ни у кого не впасть нам в подозрение, как оклеветывающим братий наших, хотя я и до сих пор умоляю их исправить то, что кажется огорчающим нас, чтобы ни они нам не причинили вреда, ни мы им. Ибо мы часто и послов посылали к ним и увещевали и еще продолжаем увещевать прекратить любопрение и последовать Божественному постановлению апостолов и евангелистов, и отцов, и исповеданию веры простой, твердой, непоколебимой и правдивейшей во всем.

А между тем иные говорили нам в слух, что не эту нашу плоть и не подобную нашей, принял Господь пришедши, но иную сравнительно с нашею. И о если бы они говорили это к славословью и похвале! И мы сами говорим, что тело Его было свято и непорочно: ибо Он греха не сотвори, ни обретеся лесть во ycтех Его (1 Пет. 2, 22). Это ясно всякому благочестиво' говорящему и мыслящему о

194

 

 

Христе. Впрочем, хотя мы и говорим, что непорочное тело Его, которое Он принял, тождественно с нашим, однако же это самое тело у нас согрешивших много ниже и хуже, не потому чтобы оно было совсем непохоже на Его тело и инаково, а по причине прегрешений и грехопадений наших; потому что не иное тело принял Господь и иное имеем мы, но тоже самое тело в Нем сохранилось и пребыло непорочным.

Гл. 15. Другие же из них и доселе влекомые любопрением и водимые странными мнениями, а не учением отцов, и не держась Главы веры, из Которой все тело составляемо и счиневаемо осязанием и связями возращение Божие творит, как говорит Апостол (Еф. 4, 16), но может быть допустивши смутить свой слух внушениями некоторых чуждых людей, ближе подходящих к Валентину, Маркиону и Манихеям, сами более измышляют ложное, — как будто бы в честь Христа, — нежели истинствуют. Когда услышат от нас, что Христос имел наше тело, тотчас обращаются к собственным басням, соответственным их любопрению, говоря, что Он имел ногти и плоть, и волосы, и все другое не такие, какие имеем мы, но имел иные ногти и иную плоть, и все остальное не такого качества, как у нас, но иного сравнительно с нашими; этими суетными

195

 

 

словами, по примеру Валентина и других названных ересей, они лукаво как будто хотят воздать честь Христу. Когда мы станем признавать во Христе все совершенным, эти люди (обстоятельно написано о таковых, много заботящихся и ничего не делающих), пугая умы людей неиспорченных, тотчас говорят: итак, Он не имел нужды в обычном для плоти, т. е. в отхожем местоиспражнении и другом? Это для них кажется мудрым, но оказывается опасным и вообще пустословием, как говорить пророк: кто бо изыска сия из рук ваших (Иса. 1, 12)? Ибо о ком из святых и пророков, конечно бывших людьми, а не богами, и евангелистов и прочих, состоявших из души и тела, бывших без всякого сомнения, подобными нам, писано было что-нибудь относительно подобных вещей? Не скорее ли о более досточестном засвидетельствовало Писание относительно святых, а тем более относительно Господа Христа?

Гл. 16. Пусть скажут нам эти страшилища овец, пугалы голубей, гонители агнцев и стад Христовых, где питался Моисей в течении сорока дней? Где совершал естественные отправления Илия при потоке Харафе, когда по повелению Божию он ел заутра хлеб и мясо к вечеру от приношения вранов (3 Дар. 17, 6)? Странно было бы, если бы Писание говорило о сем, как и ныне странно исследо-

196

 

 

вать о том. Да и что пользы в этом или какое приобретение? Это послужит разве лишь поводом к неверию со стороны предзанятаго мнения, при помощи пустословия и суетного развращения. Пусть скажут нам еще: каким образом Бог, когда восхотел, сделал то, что в течении сорока лет не росли волосы, ни ветшала обувь, ни изнашивались или не делались грязными одежды сынов Израилевых? Разве и они сошли с неба? Разве и они были боги? Но их не хвалят, но во многом они раздражали Бога. Не были ли они подобострастны нам? Но Бог хотел через это показать, что у Него и с Его попущения все может быть и не быть. А дабы с другой стороны кто-либо по причине совершавшихся между ними от Бога чудесным образом действий, то есть, что у них волосы не росли и одежды не ветшали и прочее, и что хлеб ангельский яде человек (Псал. 77, 25), не к ним самим отнес этих сверхъестественных действий, — для удостоверения нас в этом Божественное Писание говорит: пусть каждый возьмет себе железный рылец (лопатку) за пояс свой, да когда сядет на место, ископает им (яму) и закопает навоз свой, потому что народ свят и Господь обитает среди полка (Второз. 28, 13. 14). К этому Евреи прибавляют еще сказание, что это типическое явление продолжалось у них лишь до некоторого време-

197

 

 

ни, именно доколе Бог восхотел являть среди них это чудо, и что, хотя они ели и мяса, и перепелов, однако же им не приходилось иметь естественную нужду.

Гл. 17. И если у Евреев ради славы отцов их или с обильным прибавлением вымысла, или же и по истине эго разглашается, хотя они и сами знали, что прославляемые ими были и люди, и тленные, состоявшее из плоти, крови и души, а не боги: то кто может снести, слыша от этих людей столь дерзкие речи о Христе, свыше пришедшем Слове Божием и Его преславном и истинном во плоти пришествии? В пришествии Его исполнилось сказанное: искушенный по всяческим как человек, разве греха (Евр. 4, 15). Поэтому, хотя Он воистину имел нашу плоть, однако Ему возможно было и не делать того, что кажется для нас унизительным, а совершать то, что было досточестно и вполне приличествовало Божеству, подобно тому, как и у сынов Израилевых не росли волосы и одежды не делались грязными; и это все случилось с ними, если верить преданию. А что Христос и одежды имел приготовленные людьми, это несомненно, ибо разделиша ризы Его и об одежде Его меташа жребия (Иоан. 19, 24; сн. Псал. 21, 19). Если же одежда была приготовлена людьми, то очевидно она была из шерсти и льна; а приготовленное из

198

 

 

льна и шерсти было нечто бездушное и бесчувственное. Но когда Он восхотел показать могущество Божества своего, то, преобразившись, явил лице Свое яко солнце и ризы Свои 6елы, яко снег (Матф. 17, 2). Ибо Всемогущему все возможно для того, чтобы одним мановением и сверх ожидания даже и бесчувственное и бездыханное обратить к славе и блеску, подобно тому как, например, было с жезлом Моисея и с обувью сынов Израилевых. Все также признают, что Апостолы были святые люди, что тела их тленны, как и наши, но нетленны ради обитавшей в них славы Божией. И одна тень Петра исцеляла всех приносимых немощных (Деян. 5, 15); также главотяжи и убрусцы из одежд Павла совершали чудеса (19, 12).

 Гл. 18. И для чего эти люди так любопытствуют о Боге, построяя какие-то постыдные предположения о том, о чем никогда никакой нужды не являлось в беседе ни у пророка, ни у евангелиста, ни у апостола, ни у другого писателя? Но сколько в подобном роде ни говорили бы они и хотя бы сверх того измыслили тьмы худых речей, они не ниспровергнут отеческой веры нашей, истинно возвещающей Христа. Ибо Христос родился во плоти по истине от Марии Приснодевы чрез Святого Духа, и тотчас по зачатии называется Еммануилом, что значит: с нами Бог (Матф.

199

 

 

1, 23). И уже не раждается вторично. Затем Отрок с Иосифом и Мариею бежал в Египет, поелику искали души отрочате (2, 20), так как Он, будучи во плоти, мог быть убит. Но от волхвов Он принял поклонение, как истинный Бог, во плоти родившийся, и притом не призрачно. Возвратившись из Египта, Он по причине опасения Иосифа не взошел в Иерусалим ради Архелая, так как Отрок мог быть задержан и прежде времени потерпеть то, что Он имел потерпеть после. Кроме того, Он был возбраняем от Иоанна (3, 14), когда раб признал в Нем Владыку, что Он есть воистину Бог вочеловечившийся; но Владыка не принял от Своего раба чести в тех видах, дабы исполнить всяку правду (ст. 15) во плоти, в истинном и совершенном вочеловечении, оставляя нам в этом спасительный пример. К тому еще Он и утруждался от пути и не просто утруждался, но и седяше (Иоан. 4, 6). Посему так как Он истинно вочеловечился, то взывал, говоря: приидите вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы (Матф. 11, 28), дабы показать, что Божество Его достаточно сильно для того, чтобы упокоить все множество населяющих мир, к Нему приходящих. И искушаем Он был от дьявола и пробыл сорок дней не евши и не пивши (4, 2), дабы показать, что Божество Его ни в чем не нуждается. Ибо Он

200

 

 

терпел, не испытывая чувства голода, как напротив бывает у нас с человеком воздерживающимся философски, стесняющим себя и делающим над собою усилие; а у Христа это было без всякого лишения, по причине истинного Его Божества. Но последи, говорит Писание, взалка, дабы показать истинное вочеловечение Божества, допускавшего человечеству быть причастным благословным и истинным нуждам для того, чтобы истинная последовательность действий Божества не уничтожала истинного человечества. Равным образом и при смоковнице Он взалкал (Матф. 21, 18 и Мар. 11, 12) и сотвори истинное брение (Иоан. 9, 6). Но изрек слово к смоковнице, как Бог, и оно сбылось (Матф. 21, 19 и Мар. 11, 20). И на корабле запретил ветру, и он престал (Лук. 8, 24). Чрез плюновение и брение, словом Своего Божества и плюновением Своего человечества и еще брением, подобно тому как было при сотворении Адама, даровал слепорожденному недостававший член; поелику в Нем было все совершенно; страдал Он во плоти, в Божестве же был бесстрастен, доколе не восстал из мертвых, уже совсем не страждущим и совсем ктому не умирающим (срав. Рим. 6, 9).

Гл. 19. Если же некоторые, по той причине, что Он принял тело не от семени мужеского, сочтут это тело инаковым, не совсем

201

 

 

сходным с нашим телом; то на сие должно сказать, что коль скоро признано, что оно произошло от Марии, так оно было уже наше, ибо и Мария не иною была в отношении к телу, чем мы. И Адам не от семени мужеского произошел, но из земли создан; но потому, что он был от земли, а не от семени мужеского; он вовсе не был инаковым с нами по телу. Ибо и мы от него рождены и не отличны от него по телу, хотя и рождены от семени мужеского и ложесн жены. Но некоторые, часто об этом мудрствовавшие и содержавшие это в уме, уклонялись от предмета, а еще некоторые из них же самих, которые приходили к нам, во многом другом пустословя, клеветали на мужа прославляемого великими похвалами *, и как я думаю, или по простоте, или по непоследовательности, или выходя из своих собственных границ и разглашая слышанное от него, произвели смятение, действительно сильнее, чем должно было ожидать. Но об избытке пустословия их мною достаточно сказано доселе, так как читатели понимают, что мы делали это ни из зависти, ни из ненависти к упомянутому мужу. Мы даже умоляем его не отделяться от Христовой церкви и от всей сладости братского общения, но отложить

__________________

*) Разумеется Аполлинарий, упомянутый в начале отделения.

202

 

 

упорство в любопрении об этом учении и обратиться к лучшему согласно сказанному: обратися, обратися Сунамитино,*) обратися и узрим в тебе (Песн. песн. 6, 12). Однако же возвращусь снова к предмету, как того требует последовательность.

Гл. 20. Он не только сам не желает учить о совершенном во плоти пришествии Христа, но и других отторгает от спасения, внушая страх и говоря, что не должно учить, что Христос воспринял совершенное человечество, будто на основании сказанного: приемляй кроткия Господь (Псал. 146, 6). Но ничего нет удивительного, и никакой разницы никто не может показать в том, чтобы сказать, что Господь воспринял плоть или, что Он принял совершенное вочеловечение, или же, как это часто бывает между нами, употребить какие-либо другие подобозначащие выражения. Ибо приемляй, сказано, кроткия Господь и: восприят меня от стад овчих (Псал. 77, 70) и: взятся (Деян. 1, 9) и: рекоста два мужа: мужие Галилейстии, что стоите? Сей вознесыйся от вас (ст. 11; срав. 10)**). И совершенно никакой

__________________

*) Так значится это имя и по Ватиканскому списку греческой Библии; в Александрийском же списке перевода LXX, с которого сделан и Славянский перевод, оно значится так: Σουλαμτις (Суламитино)

**) Смысл всей этой цитации будет нам понятен, если мы обратим внимание на то, что слова: приемляй, восприят, взятся и вознесыйся по-гречески обозначаются одним словом: ναλαμβάνω.

203

 

 

разницы не имеет слово воспринять в выражениях: воспринял, или: принял, или: воспроизвел в Себе Свое человечество. Этим выражением не испугают нас желающие восставать на людей простых. Так должно говорить и да не подумает кто-либо, что мы клевещем или насмешливо говорим эти слова о таком предмете. Ибо я часто сомневался писать об этом, дабы кто-либо не подумал, что мы восстаем против него по вражде: потому что никто ничем не повредил нам, говоря по-человечески, и не похитил чего-либо нашего в мире. Но уже имея в виду не писать, я был вынужден самою истиною к писанию, дабы не пройти вниманием кого-либо из мысливших нечто противное вере; да и благочестивые читатели впоследствии увидят, что слово наше происходит не из-за мирской ревности. Напротив, нам весьма много принес бы пользы этот муж, как в отношении мирском, так и по отношению к любви, если бы единомысленно во всем согласовался со святою Божиею церковью, а не вводил чуждого учения. И так от него ли самого, или от учеников его иначе понятое ими учение его разглашается как бы мимоходом в таком виде и под таким предлогом, я этого не могу сказать. Но мы часто размышляли и приходили в изумление от того, что ради этого учения воздвигается ими столь упорная

204

 

 

распря и борьба даже до смерти. И уже из этого мы узнаем, что вероятно с какою-либо и особою прикровенною мыслью разглашают они это учение.

Гл. 21. Если кого из них спросить, то все они отвечают различно. Некоторые говорят, что Господь принял несовершенное вочеловечение и что Он соделался не совершенным человеком. Поелику же многими это не было принято, то они в последствии начали притворно скрывать это, как-то мы узнали в точности из уст их. Когда мы были в Антиохии, нам случилось быть у главнейших из них, между которыми был и епископ Виталий, муж благоговейнейший в жизни, по поведению и обращению. И когда мы говорили с ним, советуя и увещевая согласоваться со святою Церковью в веровании и оставить спорное слово, то Виталий отвечал: что же такое между нами? — Он имел раздор с некоторым мужем уважаемым и знаменитым, епископом Павлином, равно и Павлин с Виталием, вызванным нами. Итак, мы желали обоих их привести к миру; потому что обоим им казалось, что они проповедуют православную веру, и каждый имел раздор по одному поводу: Виталий поносил Павлина за какое-то учение будто бы Савеллианское. Посему, когда мы прибыли туда, то удерживались от совершенного общения с Павлином до

205

 

 

тех пор, пока он не переубедил нас в том с помощью письменного изложения веры, которое составил еще прежде в виду защиты себя пред блаженной памяти Афанасием. Он принес и передал нам список с него с подписью, сделанной рукою самого блаженной памяти отца нашего Афанасия, содержащий в себе ясное учение о Троице и вместе о смысле вочеловечения Христа, каковое изложение я привожу ниже. Вот оно:

Список с исповедания веры, писанного рукою Павлина епископа.

Гл. 22. Я, Павлин епископ, так мыслю, как принял от отцов, что есть и ипостасно существует Отец совершенный, и ипостасно существует Сын совершенный, и ипостасно существует Дух Святой совершенный. Посему приемлю и предписанное толкование о трех Ипостасях и единой Ипостаси или Сущности, и тех, которые так мыслят: ибо благочестиво мыслить и исповедовать Троицу во едином Божестве. И о бывшем ради нас вочеловечении Слова Отчего так мыслю, как предписано, то есть, что согласно с Иоанном, Слово плоть бысть (Иоан. 1, 14), и несогласно с нечестивцами, говорящими, что Он потерпел изменение, но что ради нас Он соделался человеком, будучи рожден от святой Девы и Святого Духа; ибо не бездушное и не

206

 

 

бесчувственное, и не лишенное ума тело имел Спаситель.

И рукою епископа Афанасия приписано: ибо и невозможно было, чтобы тело Господа, ради вас соделавшегося человеком, было лишено ума. Посему я анафематствую отвергающих исповеданную в Никее веру и неисповедающих Сына происшедшим из существа Отца, или единосущным Ему. Анафематствую и говорящих, что Дух Святой есть тварь, происшедшая чрез Сына. Еще же анафематствую ересь Савеллия и Фотина и всякую другую, последуя вере, изложенной в Никее, и всему предписанному.

Конец исповедания веры.

Гл. 23. Говорили мы также и брату Виталию и единомысленным с ним: что скажете и вы? Если есть что-либо между вами, исправьтесь. Он же отвечал: пусть они говорят. И они сказали, что не учат о том, что Христос соделался совершенным человеком. Но он тотчас ответил: да, мы исповедуем, что Христос принял совершенное человечество. Это было удивительно для слышавших, и они исполнились радости. Но мы, зная смысл таких, прикрытых благовидным предлогом речей, привлекавших к себе умы братий наших, настаивали на точности, вопрошая: в собственном ли смысле принявшим плоть исповедуешь ты Христа? Он отвечал: да. —

  207

 

 

А принятие плоти от святой Девы Марии без семени мужа и чрез Святого Духа? — Он и это исповедовал. В действительности ли сошедший на землю Бог Слово Сын Божий принял от Девы плоть?— Он с твердостью согласился и на это. И тогда мы были в великой радости, потому что от некоторых, пришедших к нам в Кипр и раньше упомянутых чад мы услышали, что принятие плоти от Марии ими не всецело исповедуемо было. Когда же сам этот благоговейнейший муж исповедал, что Господь наш Иисус Христос воспринял от Марии плоть, то он еще был нами спрошен о том, принял ли Он и душу. Он и на это с одинаковою твердостью соглашался, что говорить иначе не должно, но во всем истинствовать: ибо пишущему людям об истине должно весь ум свой направлять к тому, чтобы иметь пред очами страх Божий и ничего вымышленного не примешивать к благовествованию Писания.

Гл. 24. Итак Виталий исповедал, что Христос принял и душу человеческую; ибо он говорил: да, Христос был совершенный человек. За тем, после того как мы вопросили его о душе и плоти, вопросили и о том, принял ли пришедший Христос ум? Но отрекся, он тотчас говоря: нет. Потом мы к нему обратились с вопросом: как же ты говоришь, что Он соделался совершенным че-

208

 

 

ловеком? И он открыл пред нами собственный смысл своего разумения; мы говорим, сказал он, что Он есть совершенный человек, приписывая Ему вместо ума Божество, и кроме того плоть и душу, дабы Он был совершенным человеком, состоящим из плоти, души и Божества, полагаемого вместо ума. Когда таким образом обнаружилось любопрение его, мы много о сем рассуждали и доказывали от Писания то, как должно исповедовать, именно, что Бог Слово принял все совершенно и все домостроительство совершил в плотском пришествии и по воскресении из мертвых соединил плоть с Божеством в совершенстве, так что имеет ее не иную, но всю славно одухотворенную, соединенною в себе с собственным Божеством, причем все совершенство завершается в одном Божестве, и ныне Он сидит на небе одесную Отца на престоле славы Его вечного господства и царства. После всех этих прений мы встали, не убедившись ни с той ни с другой стороны по причине оказавшегося упорства в прении. И нами замечено было, что речь их шла не об одном уме, но что кроме ума у них была мысль и о другом: ибо некогда они не признавали и того, что Христос принял душу. Но когда мы возражали и говорили: что же есть ум? Думаете ли вы, что Он есть ипостась в человеке? Итак, человек многораз-

209

 

 

личен? Тогда некоторым подумалось, что ум есть дух, который в Божественном Писании всегда приписывается человеку. Когда же мы показали, что ум не есть дух, так как Апостол ясно говорит: воспою умом, воспою духом (I Кор. 14, 15): то по этому поводу было много речей; но мы не могли убедить их, любящих споры.

Гл. 25. Затем, когда мы еще говорили некоторым: что же? Утверждаете ли вы, что ум есть ипостась? А из них некоторые говорили, что он не есть ипостась от того, что мы убедили их в том, что не должно думать, будто он есть и так называемый дух человека, по причине сказанного: воспою умом, воспою духом, и когда они не имели ничего сказать на это, тогда мы начали говорить: если ум не есть ипостась, но движение всей нашей ипостаси, а Христа вы называете с этой стороны умом: то вы вымышляете Христа не ипостасного и только на словах и призрачно допустившего явление пришествия Своего во плоти. На это они не могли дать ответа. И тогда весьма печальным соделалось для нас положение наше; потому что между вышепоименованными и достойными хвалы братиями посеяны такие любопрения для того, чтобы вышеназванный враг человеческий дьявол всегда производил между нами раздоры. И по таковой причине, братия, является великий вред для мысли; потому что если бы

210

 

 

сначала не возбуждалось о том речи, все было бы весьма просто. Что полезного принесло это нововведение миру, или церкви? Не принесло ли оно, напротив, вреда, породивши ненависть и смятение? Как только это учение появилось, оно стало опасным; ибо не к лучшему пути спасения ведет оно. Потому что если кто не только в этой, но и в какой-либо несравненно менее важной части не исповедует истины, то это есть уже отрицание (догматов веры), так как даже и в самомалейшем не должно отступать от пути истины. Так мы будем вести речь и против этого мнения, не желая ни отступать от образа своей жизни, ни оставлять правило святой Божией Церкви и ее исповедание. Ибо никогда, никем из древних не говорено было этого, ни пророком, ни апостолом, ни евангелистом, никем-либо из толкователей до самых наших времен, и только в наше время вышло такое ухищренное слово из уст вышеназванного ученейшего мужа (Аполлинария). А муж этот получил образование не случайное, начав его с наук предуготовительных и еллинского учения и искусившись во всяком диалектическом и софистическом искусстве, да и в других отношениях был по жизни честнейший, и у православных прибывал всегда в любви, будучи поставляем в числе самых первых до самого пропове-

211

 

 

дания этого учения. Он потерпел даже и изгнание за свое несогласие с Арианами. Но что мне говорить? Велика печаль наша и горестна жизнь, потому что дьявол всегда обыкновенно досаждает нам, как я уже много раз говорил.

 Гл. 26. Итак начну вести речь о сем предмете, дабы, как я сказал, ничего не опустить из истины. Что пользы принесло нам отрицание ума во Христе, пришедшем во плоти? Если ваша мысль направлена вообще к тому, чтобы, так сказать, оказать услугу Господу нашему Иисусу Христу и Богу Слову и Сыну Божию, только чтобы мы не говорили о принятии Им ума, дабы не допустить мысли об умалении Его Божества: то гораздо более должно отдать предпочтение Манихеям, Маркионитам и другим еретикам, не желавшим усвоять Ему плоти, дабы не сделать этим умаленья Божеству Его. Но не от человеческого желания получает силу истина, а от управляющей ею Премудрости и не постижимого домостроительства. Посему когда мы так исповедуем и учим несогласно с Манихеем (ибо не милость оказывает он, когда научает в похвалу Христа говорить, что Он не принял плоти, но еще более отпадает от истины, признавая призрачным пришествие Христа во плоти), то и в настоящем случае пустою заслугою пред Христом будет эта

212

 

 

пошлая речь наших братий. Ибо и у них, и у нас исповедание о плоти Христа правильно, если бы только они не хотели мыслить иначе, так как некоторые из них часто увлекались, вынуждаемые силою доказательств, и отрицали то, что Христос принял истинную плоть, а некоторые, как сказано было мною выше, дерзнули говорить, что плоть единосущна Его Божеству. Но об них мы не станем говорить, так как они изменили свое мнение и обличены были в таковой нелепости теми, которые между ними самими хорошо мыслят о плоти. Впрочем, во всяком случае отрицать этого не будет вероятно и сам благоговейнейший Аполлинарий.

 Гл. 27. Итак, если пришедшее на землю Слово приняло плоть от Марии воистину, не от семени мужа, но от Святого Духа, и было воистину носимо во чреве и создало Себе тело, как Бог и Создатель первозданного человека и всего: то через это не умалилось пришедшее Слово, но пребыло в собственном неизменном естестве. Ибо, принявши плоть, Оно не подверглось изменению как единосущное Богу Отцу и не стало чуждым Отцу и Святому Его Духу. Итак если ясно исповедано, что Христос принял плоть и возрос, то Он уже не без души, —ибо все, что возрастает, кроме неподвижного, состоит из души и тела, согласно сказанному: Иисус же преспеваше

213

 

 

премудростию и возрастом (Лук. 2, 52); здесь указывается на возраст по причине плоти, возрастание же, как я сказал, совершается в душе и теле. После же слов: преспеваше возрастом, далее добавлено: и премудростию. Но будучи Премудростию Отца, как мог Он преспевать в премудрости, если бы заключавший ее сосуд был чужд ума человеческого? И если бы Он был без ума, как могла бы преспевать в душе и теле премудрость? Видишь ли, насколько насильственна мысль отвергающих ум? Но противник говорит: я отрицаю лишь то, что Он принял человеческий ум; поелику иначе мы признаем Его вожделевательным и раздражительным, так как мы имеем ум вожделевательный. Говоря вообще, много суетных помыслов у людей, как сказано: сотвори Бог человека простым, разумным и сии взыскаша себе помыслов многих (Еккл. 7, 30). Но если, допуская, что Он принял человеческий ум, будем приписывать Ему и относящееся до недостатков наших, то тем более признавая, что Он принял плоть нашу, мы, если поверим их речам, придадим Ему отчасти и умаление во плоти, чего да не будет! Таким образом как во плоти пришедшее на землю Слово не потерпело умаления, хотя и имело истинную плоть, так в уме не мыслило чего-либо неприличествующего Его Божеству. Но пришедший во

214

  

  

плоти Господь совершал все, что только было благословно для плоти, души и ума человеческого, дабы не нарушить порядка истинного во плоти пришествия Своего. А благословным было: голод, жажда, утомление, сон, путешествие, скорбь, плач, негодование. Все это в порядке совершавшееся в Нем, являлось благословным в отношении к истинному во плоти пришествию Его.

Гл. 28. Не написано, чтобы Он вожделевал худым пожеланием, а имел благие пожелания, как сказал: желанием возжелех сию пасху ясти с вами (Лук. 22, 15). Желание бывает не от Божества, и не от одной только плоти, также и не от души неразумной, но от совершенного человека, состоящего из тела и ума, и всего, что является в человеке. Пришедшее Слово имело все это: тело, душу, и ум, и все, что составляет человека, кроме греха, кроме недостатков, согласно сказанному: искушен быв по всяческим, как человек, разве греха (Евр. 4, 15). Если же Он был искушен во всем, то стало быть все имело пришедшее Слово. Но хотя Он имел все, однако же это все не преобладало в Нем и Он соблюл все это непорочным, будучи совершенным Богом, рожденным от плоти и совершенно все наполнявшим; Он был как бы художником Своего всецелого сосуда, при чем ни плоть не выделялась ка-

215

 

 

ким-либо несообразным действием, ни ум не был увлекаем каким-либо инаковым, подобным нашему, помыслом. Ибо и наш ум произведен не для того, чтобы нам грешить, но для того, чтобы из действий, направляющихся у нас в ту и другую сторону, усматривать совершенные и различать делание правды от противоположного ей. Ибо ум словеса разсуждает, гортань же брашна вкушает (Иов. 12, 11; срав. 34, 3). Глаз примечает, а ум усматривает. Итак ум, от Бога нам дарованный, есть в нас способность зрения, вкуса и различения, и он часто не соглашается с тем, что всегда совершается, если не захочет человек. Плоть же всегда, во всем Писании осуждается за пребывающую в ней похоть. Впрочем вообще не самую плоть осуждает слово Писания, но осуждает лишь то, что совершается ею, как сказал Апостол: вем бо, яко не живет во мне, сиречь во плоти моей, доброе (Рим. 7, 18), по причине происходящего от плоти. А чтобы опровергнуть мнение еретиков, дабы не думали они, будто для плоти потеряна надежда на воскресение из мертвых, он же говорит: подобает тленному сему облещися в нетление, и мертвенному сему облещися в безсмертие (1 Кор. 15, 53), дабы отвергающий дела плоти, которые Писание обыкновенно называет плотию, не был сочтен за отвергающего надежду воскресения плоти. Ибо

216

 

 

злые дела, в ней бывающие, он ясно осудил, самую же плоть назвал святым храмом в том, кто освятил плоть свою согласно написанному: вера же чиста пред Богом и Отцем сия есть, еже посещати сирых и вдовиц в скорбех их и не скверна себе блюсти от мира (Иак. 1, 27). И в другом месте: блаженны соблюдшие плоть чистою.* Часто говоря против плоти, Писание научает нас, что от нее произрастают похоти и удовольствия, но против ума ничего не высказывает Писание, а напротив говорит: воспою умом, воспою духом (1 Кор. 14, 15) и еще: если воспою духом, то ум мой без плода есть (ст. 14). Видишь, что плод находился в нем, — в уме. И хотя бы плода не было, Апостол однако не поставил ума в числе грехов, а напротив заметил, что чрез него происходит плод.

 Гл. 29. Что же тут ослабляет силу Божества Господа нашего? Чем омрачили силу Его чрево святой Жены, ложесна Девы, исходы родов, объятия Симеона, привет Анны, ношение на руках Мариею, прикосновение блудницы, власы жены, касающиеся ног Его, или слезы, или положение во гроб? Ибо плащаница, обвившая тело Его, не подавила чистой и вели-

__________________

*) Точно такого изречения нет во всем Св. Писании; но есть изречения, заключающие в себе мысль, подобную выраженной этими словами св. Отца. Таково напр. Матф. 5, 8; Рим. 12, 1; 1 Сол. 4, 3—4; 1 Тим. 5, 22 и под.

217

  

  

чайшей силы Его; еще во утробе бывший Иоанн взыграл, радуясь о пришествии к нему его Владыки, носимого во чреве святой Девы. Родившись же и лежа в яслях, Он не сокрылся от лика Ангелов. Сонмы Ангелов посылаемы были сопутствовать пришествию Царя веков; воспевались победные песни; среди пастырей возвещаем был мир. Что же омрачило силу Его? Еще когда Он был младенцем, на руках носимым, является знамение звезды от востока, за тем следует пришествие волхвов, поклонение и дароприношение, вопрошение царем книжников, ответ о Нем, исповедание. Все это и другое, что затем следовало, по Евангелиям, чем может быть противно Божеству Его? Какое прикрытие произвело в Нем, как это бывает с нами, принятие плоти? Он запрещает волнению и ветрам, и морю, и не удерживается плотию сила Божества Его, совершая то, что сообразно с природою Божества. И между тем как плоть представляет собою бремя и тяжесть, Он не задерживается тяжестью: ибо шествует по водам, как неизменный Бог, пребывающий во плоти, но неизменяемый от плоти. И взывает гласом: Лазаре, гряди вон (Иоан. 11, 43), не имея противодействия в Своей плоти, при чем и Божество не поработилось совершенному вочеловечению во плоти.

Гл. 30. И многое мне можно было бы гово-

218

 

 

рить. Христос восстает из мертвых, сокрушает запоры ада, взял и извел оттуда пленников, и тридневно воскресши в этой святой плоти, святой душе и уме и во всем сосуде, в соединении с Божеством явился совершенным человеком соединив человечество с Божеством Своим, после чего смерть Им ктому не обладает (Рим. 6, 9). Соединившись с Божеством, Он и грубое тело сделал тонким, входя дверем затворенным (Иоан. 20, 19), и по входе показывая плоть и кости, дабы явить спасительную силу Свою, утвердить надежду нашу на то, что все совершило пришедшее на землю Слово, и в этом самом теле славно вознесшись, воссело одесную Отца, не терпя препятствия от бремени, не пребывая и вне тела, но воздвигши тело духовное. Если наше тело сеется во тление, востает в нетлении, сеется тело душевное, востает тело духовное (1 Кор. 15, 42): то насколько более должно думать так о теле единосущного Сына Божия? Посему исполнилось сказанное: не даси преподобному Твоему видети истления, и не оставиши души Моея во аде (1 Псал. 15, 10). Это все сказано мною о совершенном Его вочеловечении, дабы не подумали некоторые, что Он, восприняв совершенную плоть, исполнял неразумные требования плоти. Никто из благочестиво верующих не мыслит так о Нем и не говорит. Если же никто не думает о

219

 

 

Нем, что Он совершал неразумные дела плоти, то не должен думать и того, что Он творил неразумные дела ума. А что совершенно вочеловечилось пришедшее Слово, это ясно. И если мы говорим: совершенно, то утверждаем, что не два Христа, не два Царя Сына Божия, но тот же самый есть Бог и тот же самый — человек, не как бы в человеке обитавший, но Сам всецело вочеловечился, не человек бывший и затем достигший совершенств Божества, но Бог, сошедший с небес и в Себе Самом воспроизведший собственное человечество, силою Божества Своего, как говорит Писание: Слово плоть бысть. Сказано же: Слово плоть бысть, дабы не подумали некоторые, что первым был человек, а Христос пришел в человека; поэтому Божественное Евангелие первым поставило Слово, а затем исповедало плоть, говоря: Слово плоть бысть. Ибо не сказано: плоть стала Словом, дабы показать первым сошедшее с небес Слово, для Себя составившее плоть из ложесн святой Девы и все человечество совершенно в Себе воспроизведшее; потому что хотя и сказано: Слово плоть бысть, но это не значит, что Слово обратилось в плоть и таким образом Слово стало плотию или что Божество переменилось в плоть, но что вместе с Божеством пришедший Бог Слово принял собственное человечество.

220

 

 

Гл. 31. И преспеваше, сказано, Иисус возрастом и премудростию (Лук. 2, 52). Не имея ума человеческого, как Он мог преспевать, как уже сказано было мною, и как свидетельствует о Сем Слове святой Божий пророк Исаия, сказавший: се уразумеет Отрок Мой возлюбленный, о Нем же благоволих (42, 1; срав. Матф. 12, 18; 3, 17 и др.)? Разве не видишь, что изречение: уразумеет относится к совершенному вочеловечению? Ибо никто не может разуметь, не имея ума; а на Божестве неисполнимо это, потому что не нуждается в разумении Божество, которое есть Само разум, и не нуждается в премудрости, как Самопремудрость; но изречение: разумеет принимается об уме человеческом. Кроме того, каким образом Он алкал, скажи мне? Если бы Он был только плотию, то как мог помнить об алчбе? И если бы Он состоял из одной души и тела, — души, не имеющей разумной способности ума, мышления человеческого,— разумею не худое, но направленное к благословной нужде, как приличествует Божеству, — то как Он мог алкать или помышлять об алчбе? Каким образом Он мог скорбеть, скажи мне, если душа Его не имела ума, или размышлять, если душа Его была неразумна, или если плоть была бездушна? Он не мог бы впадать ни в скорбь, ни в уныние. Есть и еще много такого, о чем размыш-

221

 

 

ляя, мы должны были бы ведать, что ухищренные мудрования излишни и более поражают самих же желающих размышлять о том, что выше должного, и не умеряющих себя в меру, указанную нам в увещании, сделанном святейшим Апостолом, сказавшим, чтобы не мудрствовати паче, еже подобает мудрствовати (Рим. 12, 3).

 Гл. 32. Но нам противопоставляют некоторые изречения Писания, как-то: мы же ум Христов имамы (1 Кор. 2, 16), и говорят: видишь ли, что ум Христов иной, в сравнении с нашим? О, великая простота человеческая! Каждый опирается на то в Писании, на что хочет, и в чем желает казаться мудрым, в том более оказывается невеждою. Но хотя мы и невежды словом, но не разумом согласно сказанному (2 Кор. 11, 6), и будучи очень посредственны, удивляемся таким людям, устремившим ум свой к наукам, однако же в мысли у нас является состояние недоумения относительно того, почему они принимают это изречение всецело за подтверждение своего вообще столь бесплодного любопрения, между тем как на самом деле нет тут даже и вида какой-либо связи с таковым учением. Ибо мы, сказано, ум Христов имамы. Что же такое Христос, должно спросить у них, или что такое ум Христов? Здесь, как оказывается, они думают, что иное есть Христос, а иное —

222

 

 

Божество Его. Если вместо ума они принимают Христа, а Христом называют одно во плоти пришествие Христа, то этим пытаются они вести нас еще к иному изысканию. Что Христос со времени плотского пришествия стал ясно именоваться Богом Словом и Сыном Божиим, это очевидно. А если и предшествовали сему свидетельства о том, что Он называем был Христом и до пришествия во плоти, то после пришествия они исполнились, так как ни Божество не отделяется от имени Христа, ни во плоти пришествие и вочеловечение Его не именовалось без такового названия, как сказано: да не речеши в сердцы твоем: кто взыдет на небо? Сиречь Христа свести: или кто снидет в бездну? сиречь Христа от мертвых возвести (Рим. 10, 6—7)? И еще Сам Он говорит: да знают Тебе единаго истиннаго Бога и Его же послал еси Иисуса Христа (Иоан. 17, 3). Слова: послал еси относятся к посланию свыше, но не должны быть отделяемы и от сказанного Петром: Иисуса Назореа, мужа извествованна в вас чудесы и знамении, Которого помаза Бог Духом Святым (Деян. 2, 22; 10, 38), и тому подобное.

Гл. 33. За тем любезнейшие братия наши, желая во все внести свои спорные мнения, не без дерзновения проповедуют еще, что и Божество Его страдало, основываясь на изречении: аще бо быша разумели, не быша Господа

223

  

  

славы распяли (1 Кор. 2, 8). Некоторые из учеников Аполлинария, не разумея сего, как я думаю, и извергая вместе с другими заблуждениями и это, желают казаться мудрствующими. Я удивился бы, если бы сам он так говорил. Неудивительно, если Божественное Писание сказало, что Господь славы был распят. Ибо мы также исповедуем и Господа славы и в то же время Его во плоти пришествие; потому что нераздельно от Божества Его во плоти пришествие, так как и то, и другое предполагает для себя благословное основание, и все дело воплощения соединено у нас в одном домостроительстве и одном совершенстве. Христос проповедуется у нас и веруется, как способный к страданиям не как Сам по Себе пострадавший и не так, что Иной есть пострадавший и Иной есть Господь, равным образом не так, чтобы пострадало Божество; но так, что пострадал Господь наш Иисус Христос, между тем как Божество Его пребывает неизменным и бесстрастным, страждет во плоти и однако же остается бесстрастным. Ибо если Христос умер за нас и умер действительно, то не Божество Его умерло, но Он умер во плоти, согласно сказанному: умерщвлен быв плотию, ожив же духом (I Петр. 3, 18) и еще: Христу пострадавшу за ны плотию (4, 1). Дивно Он исповедуется нами и пострадавшим воистину, и бесстрастным воистину, так как

224

  

  

Божество Его не страдало по причине неизменности, бесстрастия и единосущия со Отцом, страдала же плоть, но так, что Божество не разделено было во время страдания с человечеством Его; потому что и Божество, и человечество соприсутствовали, когда Христос страдал на кресте плотию, но пребывал бесстрастным по Божеству, дабы мы имели оправдание уже не во плоти только, но в Божестве, и дабы в Божестве, и во плоти, в обоих вместе совершилось спасение наше. Ибо Христос для нас не есть простой человек, но Слово ипостасное, воплощенное и Бог, соделавшийся воистину человеком, так как мы имеем надежду не на человека, но на Божество, и имеем Бога не страждущего, но бесстрастного, однако же не без страдания соделавшего спасение наше, но в смерти за нас и в принесении Себя Самого в жертву Отцу за наши души очистившего нас в крови Своей, раздравшаго еже на нас рукописание и пригвоздившаго е на кресте, как повсюду учит нас Писание (Кол. 2, 14; Евр. 9, 12. 26. 28 и мн. др.).

Гл. 34. И многое мне можно было сказать в подтверждение сего, если бы в том была нужда. В других местах, выясняя эту мысль о несомненном спасении нашем, мы также говорили, что как от окропления кровью являются крапины на одежде, при чем тело носящего одежду не бывает омочено в крови,

225

 

 

однако же окропление одежды вменяется не одежде, а человеку, носящему ее: так и страдание не на Божество падало, а совершилось в человечестве, однако же вменено было не одному человечеству, но, дабы в домостроительстве спасения не исполнилось изречение: проклят всякий, иже надеется на человека (Иер. 17, 5), вменено было и Божеству, хотя Божество не страждет, для того, чтобы спасение чрез Христово страдание святою Божией церковью приписываемо было и Божеству. Но я опять опасаюсь, чтобы кто-либо из любящих гоняться за словами не захотел умозаключать более, чем сколько дает к тому возможности сделанное мною уподобление. Ибо и в Писании не всякая притча принимается в полном значении, как например скимен львов Иуда (Быт. 49, 9) принимается только в отношении к преимуществу силы и царственному положению животного, но не к бессловесности и хищничеству его. Так и в отношении к одежде не в смысле одевания и раздевания, но, во-первых, согласно сказанному: в лепоту облечеся (Псал. 92, 1), и, во-вторых: облечеся в силу и препоясася (там же), в чем исполняется слово святейшего Апостола: что Он ктому уже не умирает, смерть Им ктому не обладает (Рим. 6, 9). Тогда как это имеет таковой смысл, братия наши желают в подтверждение своего учения приводить изречение: мы же ум Хрис-

226

 

 

тов имамы (1 Кор. 2, 16). Речью своею, в которой высказывается это мнение, они наводят нас на предположение, что они разумеют некоторый другой ум Христов. Если же они не думают, что Божество существует вне человечества, но что существует одно домостроительство, то что же особенного представляет так называемый ум Христов? Разве не существует Сам по Себе Бог Слово, не имеющий ума человеческого в Своем пришествии во плоти, как говорят они? Разве Христос имеет иной ум, помимо Ипостаси Божества Своего? Или разве имеет Божественное Писание обычай говорить нам словами в несобственном смысле при представлении случающегося с нами.

 Гл. 35. И действительно всякий благочестивый человек жительствует не по уму человеческому, а по уму Христову, по уму, который от Христа исполняется разумением, по справедливости приписывается Христу, во Христе обитает посредством исповедания веры, через Христа спасается делами праведными. Это есть ум Христов, который может быть в нас и однако же не заставляет Христа быть в определенном месте: ибо везде существует Отец и Сын, и Святой Дух и в нас пребывает духовно, если мы будем Его достойны, так как нет никакого места, которое заключало бы в себе Его и Отца Его, и Свя-

227

 

 

того Его Духа, но силою Божества Своего Он является во всем и ни с чем не смешивается по причине того, что существо Его не имеет ничего общего и несравнимо ни с чем другим, и что Божество Его чисто и необъятно. Но когда Апостол говорит: мы же ум Христов имамы, тогда что мы будем разуметь? Имел ли Апостол собственный человеческий ум? Или нося в себе ум Христов, он лишался собственного ума, и вместо собственного имел ум Христов? Не совсем так. Каждый из слышащих сие согласится, что он имел собственный ум и вместе носил в себе ум Христов, украсивший его богочестием и ведением, и небесным сожительством с Богом. Посему, если он, имея собственный ум, носил в себе и ум Христов, то и Сам Христос Слово был ум, если так должно говорить, поелику некоторым угодно было называть ум Богом. Но ни я, ни кто-либо из сынов Церкви не почитает наш ум ипостасию, а считаем некоторою силою, от Бога нам данною и в нас существующею. Христа же я называю Ипостасию, как и все верные исповедуют; исповедую Его и Богом, и Господом, от Отца рожденным, Совершенным от Совершенного, Светом от Света, и Богом от Бога. И однако на том же основании Он, будучи Сам в Себе ум, как учит о Нем святой Апостол, говоря: мы же ум

228

 

 

Христов имамы, и Сам имел Свой собственный ум и свидетельствуемые от Него. И они исполнены были ума Христова так, чтобы благодать Его могла в них самих совершаться.

Гл. 36. Итак ничто не отступает от предложенного нами сравнения в том, чтобы понимать то и о Христе, именно, что Он, будучи Сам в Себе Бог, хотя и был причастен уму человеческому, как был причастен также и плоти, и крови, и имел душу человеческую, однако не был порабощен от ума. Ибо если и Апостол, получивший от природы собственный человеческий ум и кроме того другой ум от сопричастия дару, дарованию и благодати, жил уже не по собственному уму но при отличном руководстве природы украшался умом Христовым: то насколько более Бог Слово, в Самом Себе имеющий всякое совершенство, будучи Самосовершен, Самобог, Самосила, Самоум, Самосвет, имел полноты, или лучше сказать совершенства в уме и во всем теле, Своим во плоти пришествием соделав нам во всем спасение! Итак, должно отвергнуть таковое учение, не имеющее догматического значения, а также должно остерегаться допускать, будто во Христе не все совершенно и безгрешно. Ибо все истинно сотворило пришедшее Слово, совершая преднаписанное о Нем, согласно Писанию: се Дева во чреве зачнет (Иса. 7, 14) и прочее; воистину Оно носимо

229

  

  

было во утробе, также как и не призрачно, а воистину и зачато было во чреве, обитало во плоти воистину, имело плоть и душу воистину и ум во истину и все что есть человеческого воистину, кроме греха. И Оно рождено было из девических ложесн и от святой Девы воистину, а не от семени мужа, воистину плоть имело и душу, и ум, как я сказал, воистину прошло путями рождения, и в яслях повито было воистину, было носимо Мариею, отправлялось в Египет и потом из Египта обратно принесено было, возвращено в Назарет, приходило на Иордан и было крещено от Иоанна, искушаемо было затем от дьявола, воистину избирало учеников и проповедало царствие небесное; и все остальное оказывается бывшим воистину. Также быв предано Иудою, а схвачено Иудеями, Оно было приведено к Понтию Пилату и от него осуждено на смерть; воистину преданное кресту говорило: жажду, дайте мне пить (Иоан. 19, 28); приняв оцет с желчью и вкусивши, не приняло более пития; ко кресту пригвожденное, Оно воистину вопияло: Или, Или, лима савахфани (Матф. 27, 48) и затем воистину преклонив главу, испустило дух (ст. 50). После того воистину тело Его было снято со креста и воистину взято и обвито от Иосифа плащаницею, было положено воистину во гробе, к которому и привален был камень. Затем Боже-

230

 

 

ством Своим с душою Оно сходило во ад и разрешивши крепостью и силою Своею связанных в нем, вышло оттуда, как Бог Слово со святою душою, вместе с которою и их избавило от плена, тридневно воскресши воистину с телом и душою и воистину со всем составом. Потом в продолжении сорока дней находилось с учениками и, благословив их на горе Елеонской воистину, взошло на небо воистину, между тем как ученики Его смотрели до тех пор, пока Оно не подъято было облаками воистину, после чего воссело и сидит одесную Отца воистину, самым телом и Божеством в совершенном человечестве, которым соединило все воедино и в одно духовное совершенство, будучи Богом во славе сидящим, чтобы судить живых и мертвых, для чего имеет прийти воистину. И ничего нет в Нем уклоняющегося от истины, но все, будучи совершенным, совершенно и в совершенстве в Нем соделано.

Гл. 37. Полагая, что о сем речь ведена была нами доселе хорошо, мы сочли достаточным сказанного о том. А о каких еще пустословиях мы наслышаны от произносивших таковые, их необходимо теперь показать. И хотя мы не верили, чтобы это так и говорилось ими самими, однако же о слышанном не умолчим. Так некоторые дерзнули даже говорить, что иные из них учат о Марии, будто она

231

 

 

после рождения Христа сожительствовала с мужем своим Иосифом. Удивляюсь, если они говорят это. Есть и другие, говорящее это, которых мы также причислили к раскольникам в том послании, которое мы написали к некоторым, живущим в Аравии, по просьбе их, против говорящих сие. Там мы многое сказали о сем в опровержение их. В своем месте я предложу, с Божиею помощью, опровержение этой особенной ереси. Другие же говорили, что старец (Аполлинарий) высказывал, будто в первое воскресение мы совершим тысячелетний период, в который будем жить также, как и ныне, например, соблюдая закон и другое и все, что употребляется теперь в мире, то есть будем причастны браку, обрезанию и иному подобному. Мы не совсем верим тому, чтобы он этому учил; но, как некоторые утверждали, он будто бы высказывал это.

 Впрочем, что об этом тысячелетии написано, именно в Апокалипсисе Иоанна, и что эта книга пользуется доверием у весьма многих, притом благочестивых, это несомненно. Но и весьма многие, читающие эту книгу, притом благоговейные, сведущие в предметах духовных и духовно изложенное в ней принимающие за истинное, признаются, что это должно быть изъясняемо с глубоким понима-

232

 

 

нием смысла: ибо там не только это сказано в глубоком смысле, но и многое другое.

Гл. 38. Но в настоящее время я лишь кратко касаюсь этого в своей речи для напоминания, дабы благочестивые знали, что у всякого желающего преступать пределы святой Божией церкви и предания пророческого и апостольского, надежду веры и учения, разум от одного неважного предположения и краткого слова, по необдуманности и, может быть, уклонение от последовательности мышления, может обратиться к великому пустословию, скользким предположениям, несообразным и странным изысканиям и родословием безконечным, по изречению Апостола (1 Тим. 1, 4). Что учение о тысячелетнем периоде очень неосмысленно, и не нуждается в толковании, это ясно каждому обладающему смыслом, так что таковая мудрость и таковое предположение их ума не нуждается даже и в исследовании. Ибо если мы воскреснем для того, чтобы снова обрезываться, то на каком основании мы прежде не приняли обрезания? В таком случае для этого более нас необходимыми являются издавна признавшие совершенство его и предвосхитившие совершенство в сей жизни у будущего совершенства *). Но к чему же тогда сказанное у Апостола: аще обрезаетеся, Христос вас ничто же пользует

__________________

*) Равумеются Евреи, исполнявшие закон обрезания.

233

  

  

(Гал. 5, 2) и: иже законом оправдаетеся: от благодати отпадосте (ст. 4)? И каким образом исполнится сказанное Господом: в воскресение бо ни женятся, ни посягают, но равни суть Ангелом (Матф. 22, 30 и Лук. 20, 36)? Но изречения: сядете на трапезе Отца Моего, ядя и пия (Лук. 22, 30) и: егда е пию ново с вами во царствии небесном (Мар. 14, 25), с прибавлением слов: ново и: на трапезе царства имеют иной смысл. Да и сами мы, наученные от Божественных словес, утверждаем, что там будет некоторое причастие бессмертного питания и пищи, о чем сказано: ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим Его (I Кор. 2, 9). Но говорят, что сначала, в течение тысячелетия мы будем пользоваться естественными удовольствиями без труда и печали, а по истечении тысячелетия будем причастны и тому, о чем сказано в словах: ихже око не виде и ухо не слыша.

 Гл. 39. Но эта речь их противоречит всему учению Писания. Закон никого не привел к совершенству, а между тем нам повелевают соблюдать его по воскресении; святой закон, от Господа данный, чрез Моисея пестун нам бысть во Христа (Гал. 3, 24); как много низший людей усовершившихся, он имел поручение приводить к совершеннейшему; когда же пришел совершенный Христос и Владыка,

234

 

 

то Он принял от руки детоводительствовавшего закона детоводимых, то есть Церковь, состоящую из верных, как бы святую деву, и когда мы чрез закон,—пестуна познали Того, Кто больше закона, то есть Совершителя Иисуса. После этого как не покажется следствием скудоумия и простоты учение говорящих, будто после усовершения, данного Христом, снова настанет нужда в детоводителе, чтобы нам возвратиться к началу писмен и учения и возложения рук, согласно написанному (Евр. 5, 12 и 6, 2)? Между тем Апостол ясно говорит нам: все обветшавающее и состаревающееся близ есть истления (8, 13), чтὸ сказано о ветхом завете и законоположении; прелагаему бо, говорит он, священству, по нужде и закону пременение бывает (7, 12). Если же ветхий завет пременен и установлен новый, то кто столь дерзновенно снова вводит для нас в употребление ветхий, прелагая новый в ветхость, уготовляя отпадение от благодати и пытаясь отвратить нас от плода заслуг Христовых?

 Сокращенно изъяснив это и считая изъяснение достаточным, в виду объема всего творения, перейдем, возлюбленные, к последующему, призывая по обычаю Бога в помощники для изложения остальных ересей, для повествования о них и опровержения их.

235


Страница сгенерирована за 0.21 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.