Поиск авторов по алфавиту

Автор:Епифаний Кипрский, свт.

Против Полуариан

Пятьдесят третья, а по общему порядку семьдесят третья ересь.

Гл. 1. При помощи Божией мы ниспровергли дерзкое учение Ария и следующих за ним; разумею не только Фотина, но и немногое в учении Маркелла, в чем он, по-видимому, поколебался и что он сначала изрыгнул, подобно человеку в пьяном виде (о когда бы последователи его исправились, если бы могли исправиться!). Но посредством слова Божия, острейшаго паче всякаго меча, обоюду остра

294

 

 

(Евр. 4, 12), отсекши плевелы учений, происшедших от самого Ария, рассмотрим, как ересь самого Ария пустила отпрыски в некоторых, названных полуарианами. Хотя они и отрекаются от его имени, однако облечены в него и в его нечестивое учение и притворным видом налагают на себя совсем другую личину. подобно тому, как это делается актерами на сцене при драматическом представлении, когда чужими личинами прикрывают свои лица и из-под маски пересказывают позорное и полное разврата содержание комедии, или телодвижениями и жестами представляют басни своих древних поэтов. Так и эти желают обольстить простодушных; хотя сами они и по виду, и по нраву, и по нечестивому учению таковы же, как Арий и Ариоманиты, тем не менее они посредством лукавой лести желают прикрыть исповедуемое ими превратное учение. Хотя они и признают Сына Божия тварию, но, дабы обмануть и придать некоторое значение Сыну Божию, льстиво, с лукавством говорят приходящим в ужас от такого учения: мы не называем Его тварию, как одну из тварей, ни порождением, как одно из порождений. А слово: единосущный — совершенно отвергают, как чуждое Божественному Писанию. Но об этом мы весьма обстоятельно сказали в речи против Ария. Впрочем, руководители этой ереси полуариан (разумею Василия и

295

 

 

Георгия) предлагают выражение, подобное этому, и говорят: мы пе называем Его единосущным (ὁμοούσιον), но подобосущным (ὁμοιούσιον). Со времени собора они отделились от самой ереси арианской; вождем оказался у них тот же Василий анкирский и еще Георгий, епископ Лаодикии и Дафны при Антиохии, то есть Келесирии. А о Святом Духе они мыслят так же, как и духоборцы. Тогда как с некоторою застенчивостью и колебанием, как бы стыдясь прямо назвать Сына тварию (хотя и думают так) они ради страха людского вводят слово: подобосущный, говоря, что Он ее есть тварь, как одна из тварей, — относительно Духа Святого они не колеблются, но устремляются на Него беспощадно, как бешеные псы, и называют его без всяких оговорок тварию и утверждают, чти Он чужд Отца и Сына. А дабы кто-нибудь не сказал, что мы говорим это по клевете, я предложу здесь одно послание Василия и другое—Георгия Лаодикийского, писанное вместе с Василием и его единомышленниками. Вот эти послания:

Гл. 2. Святый собор, собравшийся в Анвире незадолго до Пасхи из различных епархий, почтеннейшим господам и единодушным сослужителям, сущим в Финикии и прочих местах, мыслящим одинаково с нами, желает о Господе здравия.

После испытания, как бы огнем, церковной

296

 

 

веры преследованиями за веру и после того, что произошло в Константинополе по делу Маркелла; после изложения веры на соборе, собравшемся в Антиохии по случаю обновления храма, и потом в Сардике: после того, как там опять процвела вера; после того, что произошло в Сирмии по делу Фотина и наконец после того, как мы изложили мысли о каждом члене веры вследствие вопроса о разногласиях с востоком, возникших в Сардикии — умоляем вас успокоиться, соблюдать мир и направить себя на служение Богу, так как состоялось единение церкви от востока до запада в благочестивое царствование Государя нашего Констанция и устранены соблазны. Но поелику диавол, по-видимому, не перестает действовать посредством своих орудий, дабы возвещенное Господом и проповеданное в том же духе святым апостолом, как бы в предостережение верным, сделать недействительным, и замышляет что-то новое против церковной веры и, ложным видом благочестия увлекши некоторых, посредством их придумал скверныя суесловия (1 Тим. 6, 20) против принимаемого церковью родственного единения Единородного Сына Божия со Отцом, — то мы, слыша, что некоторые прежде удалились в Антиохию, Александрию, Лидию, и Асию и там бросают искры нечестия в души людей простых, надеемся вследствие дерзости нече-

297

 

 

стия и такого их бесстыдства истребить вымышленную ересь при содействии местных сослужителей и уничтожить зло. Поелику и пришедшие из вышепоименованных мест и из Иллирика возвещают, что изобретатели этого зла прилагают старание, чтобы дерзновенно нанести вред многим и произвести между ними худую закваску, то мы уже не в состоянии откладывать далее, но про читав письма единомысленного нам сослужителя нашего Георгия, епископа Лаодикийской церкви, с которых списки при сем приложили, равно как и благоговейно приняв свидетельства поклявшихся Богом пред вами, насколько позволяло время, так как наступал святой день Пасхи, собрались, сколько могло нас собраться (ибо многим воспрепятствовала зима, как это объяснили они в письмах), и постарались положить нечто свое в принятом виде веры, и насколько можно тщательно разъяснить веру кафолической церкви в святую Троицу согласно с прочими определениями, именно с исповеданием веры изложенным, как мы сказали выше, в Антиохии при обновлении храма, также в Сардике, которое принял собор в Сирмии, и согласно с тамошними соборными рассуждениями.

В этом виде нового учения, как выше мы сказали, высказали мы только то, что внушал нам Дух Святый. И мы просим вас, поч-

298

 

 

теннейшие сослужители, чтобы вы, по прочтении сего, дали знать, что вы привержены к вере от отцов преданной, и что и мы согласно с вами мыслим и веруем, дабы дерзающие вводить подобное нечестие удостоверившись. что мы, приняв веру, как бы некое наследие, от времен Апостольских чрез отцов наших сохраняемое до настоящего времени, храним ее, — или постыдившись исправились, или, если пребудут в нечестии, были изгнаны из церкви, так как сами собою подготовляют отступничество для сына беззакония, который дерзко угрожает уже сесть во храме Божием.

Гл. 3. У нас есть вера во Отца, и Сына, и Святого Духа. Ибо так научил своих учеников Господь наш Иисус Христос, сказав: шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Матф. 28, 19). Посему возрожденные в сию веру мы должны благочестиво разуметь понятия, выраженные сими именами. Ибо не сказал: крестяще их во имя бесплотного и воплотившегося, или бессмертного и испытавшего смерть, или нерожденного и рожденного, но во имя Отца и Сына и Святаго Духа, дабы слыша сии наименования, взятые от естественных предметов, мы представляли Отца виновником подобной Ему сущности, и слыша наименование сына, разумели Сына подобным Отцу, Которо-

299

 

 

го Он — Сын. Итак, мы веруем во Отца, и Сына, и Святого Духа, не в Творца и тварь. Ибо иное есть Творец и тварь, и иное — Отец и Сын; потому что каждое из сих названий различается в понятии. И поелику говоря: тварь, я тем самым говорю, что прежде ее существует и Творец, то и слово: Сын, заимствованное от предметов телесных, по очищении нашего представления о страстях и истечениях, свойственных телесным отцам и сынам, дает нам понятие о существовании бестелесного Сына от бестелесного Отца. Поэтому Георгий присовокупил понятие и о твари, перенесенное от телесного, и поелику одно понятие твари не дает представления о Сыне, то отличая нечто в понятиях Творца и твари, именно в понятии Творца сравнительно с тварию — бесстрастность, а в понятии твари — нечто дебелое, произведенное бесстрастным Творцом по Его хотению, он из понятий Отца и Сына, Творца и твари образовал для нас совершенное и чистое понятие об Отце и Сыне. Ибо, по отъятии от твари существования во вне, вещественности и прочего, что заключает в себе наименование телесной твари, — от твари останется, говорю, одно чистое и совершенное понятие о твари в творимом, со которому Творец восхотел создать Творимое. Итак, если отделить от понятий Творца и твари все это, мы получаем

300

 

 

одно понятие о бесстрастном и совершенном Творце, и о дебелом, какова есть тварь, которую восхотел Он привести в бытие; следовательно от наименований отца и сына, поелику мы научены веровать преимущественно в Отца и Сына, нам должно благочестиво принять это единое понятие.

Гл. 4. Посему, если и в этом случае в представлении об Отце по отношению к Сыну отвлечем страстность и истечение, и если помыслам, что Сын произошел не посредством семени и совершенствуется не телесными силами природы, направляемыми всегда к возращению и убавлению, каковые свойства имеет все телесное, — тогда получится одно понятие о подобном. Ибо как по отвлечении всего от понятия твари, скажем опять, получается бесстрастность Творца, а в твари, согласно с Его волею, совершенство и дебелость: так точно и в понятиях Отца и Сына, по отвлечении всего телесного, получится одно происхождение. путем рождения, существа подобного и по сущности живого; поелику всякий отец мыслится отцом подобной ему сущности. Но если вместе со всеми признаками, отвлеченными от телесных наименований отца и сына отвлечена будет и имеющаяся в уме нашем мысль о подобии по сущности живого существа с отцом, то не останется предметом мысли ни Отец, ни Сын, но Творец и тварь, или

301

 

 

другие какие-либо наименования, которые сами от себя ничего объясняющего не доставляют. И будет таким образом Вог Творец, но никак не Отец, потому что отцом называется отец не действия, но подобной ему сущности, происшедшей вследствие такового действия, как это ясно видно из естественных понятий. И Бог, совершающий многие действия, со одной деятельности мыслится Творцом неба и земли и всего, что в них, равно как есть Творец и невидимого, а Отец Единородного мыслится не как Творец, но как Отец родивший. Если же кто-нибудь вследствие предположения относительно телесных отцов и сынов, опасаясь, чтобы бестелесный не потерпел чего-либо, рождая так, чтобы рождаемое было несовершенным, и имея в виду прочее, что бывает с телесным отцом и сыном, отверг бы родственное отношение в понятии об Отце и Сыне: то он назвал бы Сына таким, как всякое иное творение, но уже никак не истинным Сыном. Таковой хотя бы назвал Его превосходящим все по своему величию, как напр. небо превосходит горы или холмы, он тем не менее низвел бы Его в род тварей, хотя бы и представлял Его превосходящим их по своему величию. Хотя бы представлял Его соделавшимся по необходимости первым, хотя бы послужившим в создании всех прочих тварей, тем не менее

302

 

 

этим он не выделил бы Его из понятия творений. Это похоже на то, будто нет никакой разницы в том, если кто-нибудь берет с жертвенника уголь клещами, а не самою рукою, посредством которой искусство кузнечное выковывает железо (ибо и клещи и выкованное рукою железо относятся к роду творений). Так ничем не будет отличаться от тварей Тот, чрез Которого все сотворено, если Он не Сын: так учит естественный разум. Будучи лее сотворен, Он будет первым из тварей и орудием для Творца, посредством Которого Творец все делает.

Гл. 5. И да ее подумает кто-либо ложно производить понятия об Отце в собственном смысле и о Сыне в собственном смысле от так называемых обыкновенных сынов, поелику в таком смысле будет много сынов Божиих. Так говорится: сыны родих и возвысих, тии же мене отвергошася (Иса. 1, 2); и еще: не отец ли един всех вас (Малах. 2, 10)? И опять: елицы прияша Его, даде им область чадом Божиим быти; иже не от похоти плотския, ни от похоти мужеския, но от Бога родишася (Иоан. 1. 12, 13). Кроме того, говорится и о неодушевленных предметах: родивый капли росныя (Иов. 38. 28). Сим-то еще более доказывается, что Он есть Сын Божий не по общему наименованию, точно так как и те, будучи тварями, не имеют участия,

303

 

 

как таковые, в особом, единственном наименовании Сына. Церковь же верует, что Бог есть не только Творец тварей (ибо это признают и Иудеи и Еллины), но что Он есть и Отец Единородного, имеющий не только творческую деятельность, по которой мыслится Творцом, но и особую силу, рождающую Единородного, по которой Он мыслится нами, как Отец Единородного. Сему научая нас, блаженный Павел пишет: сего ради преклоняю колена моя ко Отцу, из Него же всяко отечество на небесех и на земли именуется (Ефес. 3, 14). Ибо как земными отцами именуются те, которые имеют сынов по подобию собственных сущностей: так именуется Отцом и Отец на небесах, от Которого получили название по сущности отцы на земле, поелику имеет Сына, рожденного от Него вполне, до подобию Его сущности. И не может быть применено к Единородному в переносном смысле одноименно понятие так называемых сынов Божиих. Ибо подобно тому, как ящиком в собственном смысле называется сделанное из бука вместилище, в общем же и несобственном смысле это название переносится и на ящики, сделанные из свинца, меди и иного какого-либо вещества: так и слова: родивый капли росныя не должно понимать в существенном смысле (ибо наименование рождения употреблено здесь в несобственном смысле о тво-

304

 

 

рении): точно то же и в выражении: сыны родих и возвысих (ибо и здесь это наименование употреблено в несобственном смысле для обозначения благорасположения и почести); то же и в выражении: даде им область чадом Божиим быти (ибо и это принимается в смысле добродетели и подражания богу со стороны твари). Не так должно разуметь о единородном, но Он назван так в собственном смысле, как Единый от Единого, подобный по сущности Отцу, от Которого рожденным Сыном и именуется и мыслится.

Гл. 6. А если бы кто-либо, по невозможности постигнуть это разумом, будучи не в состоянии сделать умозаключение, возымел мысль приписать Отцу страдание, или разделение, или истечение, и отвергнув веру, которая содержит благочестивую мысль об Отце и Сыне, стал бы требовать от нас разумных оснований: то и от него молено потребовать объяснений, как мог быть распят на кресте Бог? И каким образом буйство евангельской проповеди при отсутствии в ней силлогистики, как думают мнящиеся быть мудрыми сего мира, мудрее человек есть, которых блаженный Павел ее удостаивает даже словом? Этою силою, чуждою диалектического искусства, он посрамил мудрость сильных в диалектике: ибо сказал: аз приидох возвещая вам тайну Божию не в премудрости слова, да не испразд-

305

 

 

нится крест Христов (1 Кор. 1, 17. 2, 1.) Посему кто требует тайны в премудрости слова и имеет участие в объюродевшей мудрости, тому не должно поверять тайны, так как Павел верует не в премудрости слова, да не испразднится крест Христов. А если он в этом случае и отвечает что-либо, то отвечает не в премудрости слова, но силою, чуждою диалектики, изобличая всякую умозаключающую мудрость, как безумие, признает одну только веру ведущею ко спасению приемлющих проповедь. Он не отвечает на вопрос: каким образом Отец бесстрастно рождает Сына, дабы не испразднилась тайна сыновства Единородного от Отца, но изобличает объюродевшую мудрость разумных, как написано: где премудр, где книжник, где совопросник века сего (1 Кор. 1, 20)? И говорит он не в премудрости слова, дабы чрез предположения от разума не испразднилось благочестивое понятие об Отце и Сыне, но проповедует верным без диалектических предположений, что Отец и Сын — бесстрастны, что Отец из Себя Самого без истечения и страсти родил Сына, — Сына, подобного Отцу по сущности, Совершенного от Совершенного и Единородного. Ибо нелепо, чтобы тот, кто слышит, что премудрость происходит от премудрого Бога, равно как и знает, что ОБ есть Отец рожденной от Него премудрости,

306

 

 

приписал самой премудрости какую-либо страстность, когда сам же хочет представлять премудрость по сущности подобною Премудрому. Ибо если Премудрый Бог не достигает премудрости и не мыслится нами, как соделавшийся премудрым, но есть Сам безусловно — премудрый в самой сущности, то и Сын есть такая Премудрость, которая мыслится не как способность, но как сущность сама по себе, происходящая от сущности Премудрого. Эта Премудрость есть Ипостасный Сын, сущность, подобная по сущности Премудрому Отцу, от Которого произошла Премудрость — Сын.

Гл. 7. Посему блаженный Павел, хорошо образованный в знании еврейского языка, от того же Духа, Который глаголал в Ветхом и Новом завете, обыкновенно заимствует одинаковые понятия, напр. из двух псалмов, из которых в одном сказано: судьбы твоя бездна многа (Пс. 35, 7), и в другом: стези твои в водах многих и следы твоя не познаются (Пс. 76, 20). Выражение о судьбах Божиих он видоизменил так: вместо: бездна многа — о глубина богатства!  Вместо: стези твоя в водах многих и следы твоя не познаются — неисследовани. Вместо — суды твоя бездна многа — не испытаны судове Его (Римл. 11, 33). Так же точно узнав от самой Премудрости взаимное отношение между ею и Отцом и отношение ее ко всему существующему, он пред-

307

 

 

ставил нам в своих писаниях учение об Отце и Сыне и о том, что произошло от Отца чрез Сына. Ибо тогда как Премудрость говорит: Аз премудрость вселих, совет и проч. (Притч. 8, 12), и перейдя к Слову, Которым все совершается, присовокупляет: мною царие и проч. (ст. 15) и еще: аще возвещу вам бывающая мною, помяну яже от века исчести (ст. 21), и тогда как Он говорит: Господь созда Мя начало путей своих в дела своя, прежде век основа Мя, прежде век рождает Мя (ст. 22, 25), — Апостол вместо слова: начало поставил слово: первый, вместо: рождает Мя — рожденный, вместо же всего предложения: созда Мя начало путей своих, рождает Мя написал: перворожден всея твари, а вместо: основа — в Нем создана быта всяческая: вместо Мною и проч. аще престоли, аще господствия, аще начала, аще власти, всяческая Тем и о Нем создашася (Кол. 1, 15 и сл.). И так, когда все апостольские выражения буквально согласны с выражениями Премудрости, т. е. начало с первый, рождает — с перворожден, созда Мя начало путей в дела своя — с перворожден всея твари, и когда вместо основа Мя Апостол поставил: Тем создана быша и вместо Мною — Тем: то, очевидно, что образ представлен здесь не в смысле страстности, но поставлен вместо слов: Аз премудрость. И как Сын есть Премудрость Премудрого, сущность сущ-

308

 

 

ности: так и образ подобен сущности. В таком смысле понимается и образ Бога невидимого, который есть Сын. Так мы и принимаем все эти равнозначащие выражения: вместо Премудрого — Бог, вместо Премудрости — Образ, вместо начало — первый, вместо рождает — рожденный; вместо же всего выражения, то есть вместо — начало путей своих созда Мя в дела своя и рождает Мя — перворожден всея твари; вместо: основа Мя — тем создана быша, вместо: Мною — всяческая Тем и о Нем. Из этого ясно, что Апостол пред всеми изобличает в заблуждении тех, которые слышат, что Сын есть образ бога Невидимого, а между тем решаются так бесстыдно умствовать против подобия Сына Отцу по сущности. И не Павел только, но и прежде его Иоанн, поистине сын громов, в прикровениях мудрости, как бы из некоторых облаков, велегласно испустил нам таким же образом благочестивую мысль о Сыне.

Гл. 8. Итак, смотри, как и он передал в проповеданном нам от него Евангелии то, чему научен был от Премудрости. Ибо, тогда как Премудрость говорит: созда мя начало путей своих, он употребил слово: в начале, говоря: в начале бе Слово; вместо же: созда мя — Бог бе; дабы не словом произносимым, а самостоятельною ипостасию мы разумели бесстрастного от Отца Бога Слово. Вне-

309

 

 

сто же: с Ним бех (Притч. 8, 27) — к Богу, вместо: Мною (от века)вся Тем быша и без Него ничтоже бысть; вместо основа — еже быть, в Том живот бе, — с чем равны слова: Тем создана быша всяческая; вместо: Премудрость созда себе дом — Слово плоть бысть: вместо: бех при Нем устрояя (Притч. 8, 29) — не может Сын творити о Себе ничесоже, аще не еже видит Отца творяща, яже бо Он творит, сия и Сын такожде творит (Иоан. 5. 19). Таким образом в доказательство подобия по сущности Сына Отцу мы имеем свидетельство при устех двою и триех свидетелей; ибо один называет Сына Премудростию Премудрого, другой — Единородное Слово Божие — Богом, а третий Сына Божия — образом, так что понятия: Слово Божие и Премудрость и Образ совершенно одинаковы, как выше сказано, и всеми ими обозначается по сущности Сын Бога и Отца. Сверх того, слово Божие приводит нас так же, как Фому, до осязания действительности подобия Сына Отцу по сущности, когда говорит: якоже Отец имать живот в Себе, тако и Сынови даде живот имети в Себе. (Иоан. 5. 26). Ибо если слова: якоже Отец имать, понимаются так, что Он имеет живот не в другом (ибо не есть иное — Отец, и иное — жизнь в Нем, так чтобы одно понималось имеющим, другое — имеющимся; но Сам Отец нераздельно

310

 

 

есть жизнь, и как имеет ее Сам, так дал и Сыну, т. е. нераздельно, как Отец), то очевидно, что Сын, имеющий таким образом жизнь, имеет ее не без рождения и не раздельно, но одинаково во всем до сущности, и нераздельно, как Отец. При этом ясно, что подобное отнюдь не может быть тождественным с тем, чему подобно: доказательством сего служит то, что Сын Божий в подобии человечестем быв, хотя и соделался человеком, но соделался не во всем тождественным человеку; быв по подобию плоти греха (Римл. 8, 3), Он хотя и находился в страстях, которые служат причиною грехов плоти, каковы напр. голод и жажда и прочее, однакоже не был в тождестве с плотию греха. Таким образом и сими Апостольскими свидетельствами возвещается подобие Сына с Отцом по сущности.

Гл. 9. Ибо как в подобии человечестем бывший, Он хотя и человек был, во человек не по всему, — человек по восприятию человеческой плоти, поелику Слово плоть бысть, — однакоже не был человеком, поелику был рожден не подобно людям, т. е. не от семени и совокупления. Таким образом Он — предвечный Сын — есть Бог, поелику Он — Сын Божий, а вместе с тем Он и человек, поелику Он — сын человеческий. Он не одно и то же с Богом Отцом родившим, равно как не

311

 

 

одно и то же с человеком, поколику родился без истечения и страсти, без семени и вожделения. Он был и в подобии плоти греха, поколику терпел во плоти голод и жажду и сон — каковыми страстями возбуждаются ко греху тела. Однако же подвергаясь вышесказанным страстям плоти, Он не возбуждался от них ко греху. Таким образом будучи и Сыном Божиим, в во образе Божии сый, и равен будучи Богу, Он имел свойства Божества, по существу, будучи бестелесным и подобным Отцу по Божеству, и по бестелесию, и по действиям; но вместе с тем подобен был плоти, поелику был плотию и подвергался страданиям плоти. Однако же Он не был одно и то же с нею; поелику будучи Богом Он не есть образ Бога, но Бог, не равен Богу, но Бог, не будучи однако же самодержавным, как Отец. Итак, Он не был человеком относительно склонности ко греху, но был подобен человеку по деятельности: яже бо Отец творит, и Сын такожде творит. Посему во время здешней жизни Он подобно живущим во плоти приходил в движение, но не греховное. Ибо нелепо представлять, будто бы Он перешел от состояния естественного в состояние противное природе, то есть из Бога соделавшись сыном человеческим, стал подобен сынам природы, т. е. людям естественным, в том, что в Нем Самом было

312

 

 

выше естества, а в том, что в Нем Самом было естественно, ее был подобен Отцу по естеству, будучи богом, рожденным от Бога. И очевидно, что не признающие Сына подобным Отцу по сущности, признают Его уже не Сыном, а только тварию, и Отца — не Отцом, но Творцом; так как понятие: подобный приводит не к тождеству Сына с Отцом, а к представлению о подобии по сущности и о неизреченном бесстрастном с Ним родстве. Итак, скажу опят, как выражения: в подобии человечестем и в подобии плоти греха приводят, на основании сказанного, к понятию не о тождестве с человеком, но о подобии по сущности: так точно и Сын, подобный Отцу родившему, будет иметь сущность свою не в тождестве с Отцом, но только в подобии.

Гл. 10. А если кто, внимая мудрости мира, которую посрамил Бог, не будет внимать премудрой проповеди Слова и с верою не исповедует подобия по сущности Сына с Отцом, и только лжеименно называет Отца и Сына, но в действительности не исповедует ни Отца, ни Сына, а только Творца и тварь, кто обобщает понятие об Отце и Сыне с понятием прочих тварей и хочет мудрствовать, что Сын есть первая из тварей или по необходимости, или по превосходству величия, и не исповедует церковной веры в Отца и

313

 

 

Сына, и решается благовествовать вопреки тому, как о сем благовествовали нам Апостолы — анафема да будет! И следуя блаженному Павлу: мы предрекохом и ныне паки глаголем (Гал. 1, 9), и вынуждаемые необходимостью говорим: если кто, слыша о едином премудром Отце и Премудрости — Его Единородном Сыне, считает Премудрость за одно и то же с единым Премудрым, отрицая бытие Сына — анафема да будет! И если кто, слыша о премудром Отце и Премудрости — Сыне Его, сию самую премудрость признает по сущности не подобною премудрости премудрого Бога, таковый, как не почитающий Премудрого истинным Отцом премудрости, — анафема да будет! И если кто, разумея Отца Богом, а сущего в начале Бога-Слово представляет тождественным с тем Богом, у Которого Он был Словом и Богом, таковый, как не признающий Его истинным Сыном — анафема да будет! И если кто, слыша о Боге — Слове, Единородном Сыне Бога, у Которого есть Слово и Бог, сего Бога и Олово Отчее почитает по сущности не подобным Богу и Отцу, у Которого в начале был Единородный Бог-Слово, таковый, как не почитающий Его истинным Сыном, — анафема да будет! И если кто, слыша, что Сын есть образ Нога невидимого, почитает этот образ тождественным с Богом невидимым, таковый, как не испове-

314

 

 

дующий Его истинным Сыном — анафема да будет! И если кто, слыша о Сыне Единородном, что Он есть образ Бога невидимого, будет Сына, Который есть образ Бога невидимого, Которого Он умопредставляется образом по сущности, признавать неподобным по сущности, таковый, как не признающий истинного Сына, — анафема да будет! И если кто, слыша Сына, говорящего: якоже Отец имать живот в себе, тако даде и Сынови живот имети в себе (Иоан. 5, 26), почитает принявшего от Отца живот и исповедующего: Аз живу Отца ради (Иоан. 6, 57), тождественным с Тем, Который дал живот, — анафема да будет! И если кто, слыша слова: тоже Отец имать живот в Себе, тако и Сынови даде живот имети в Себе, почитает Сына не подобным по сущности Отцу, свидетельствуя, что он так понимает, как сказано, — анафема да будет! Ибо очевидно, что так как жизнь, мыслимая в Отце, обозначает сущность, и так как под жизнию Единородного разумеется сущность, рожденная от Отца, то частица: тако означает подобие сущности с сущностью.

Гл. 11. И если кто, слыша слова Его: созда Мя, и еще: рождает Мя, думает, что и те и другие относятся не к одному и тому же по сущности, но почитает тождественными слова: рождает Мя с словами: созда Мя, таковый, как не признающий на основании этих двух

315

 

 

выражений: созда Мя и рождает Мя Сына бесстрастно совершенным, а исповедующий Его только тварию, а отнюдь не Сыном, вопреки благочестивой мысли, переданной премудростью в сих двух выражениях, — анафема да будет! И если кто слышит, что Сын открывает нам Свое по сущности подобие Отцу в сих словах: якоже бо Отец имать живот в себе, тако даде и Сынови живот имети в Себе, а о подобии по действию учит в таких словах: яже бо Отец творит, сия и Сын такожде творит, и между тем допускает одно подобие по действию, а подобие Сына по сущности, которое есть главнейший член нашей веры, отвергает, таковый, как лишающий себя вечной жизни, состоящей в познании Отца и Сына, — анафема да будет! И если кто! извещая, что верует в Отца и Сына, Отца почитает Отцом не сущности Ему подобной, а действия, таковый, как дерзающий произносить относительно сущности Сына Божия скверныя суесловия (1 Тим. 6, 20) и отрицающий, что Он есть истинный Сын, — анафема да будет! И если кто, мысля, что Сын по сущности подобен Отцу, Сыном Которого разумевается, признает Сына или тождественным со Отцом, или частию Отца, бестелесного Сына почитая происшедшим от бестелесного Отца чрез истечение или страсть, подобно телесным сынам; — анафема да будет! И если кто по

316

 

 

той причине, что Отец никогда не мыслится Сыном и Сын никогда не мыслится Отцом, почитает Сына иным в отношении к Отцу, потому будто, что Иной есть Отец и Иной есть Сын, как сказано: Ин есть свидетельствуяй о Мне и еще: свидетельствует пославый Мя Отец (Иоан. 5. 32. 36), и если таковый на основании благочестивого церковного понятия о свойстве лиц Отца и Сына, опасаясь, чтоб Сын не мыслился тождественным со Отцом, говорит, что Сын по сущности не подобен Отцу, — анафема да будет! И если кто Отца Единородного Сына мыслит Отцом во времени и не верует, что предвечно и вопреки всяких человеческих представлений о времени Единородный Сын бесстрастно произошел от Отца, таковый, как преступающий апостольскую проповедь, отвергающую времена относительно Отца и Сына и верно научающую нас: в начале бе Слово и Слово бе к Богу и Бог бе Слово, — анафема да будет! И если кто Отца признает по времени старейшим Единородного, от него происшедшего, Сына, Сына же юнейшим Отца по времени, — анафема да будет! И если кто вечность Ипостаси Единородного Христа, происшедшего от Отца, переносит на нерожденную сущность Бога, таковый, как допускающий Сыноотца, — анафема да будет! И если кто признает Отца Отцом Единородного Сына только

317

 

 

по власти, а не по власти и вместе по сущности, таковый, как принимающий только власть и обобщающий Его с прочими тварями, а не признающий Его истинным, родным Сыном от Отца, — анафема да будет! И если кто, признавая Отца и по власти и по сущности Отцом Сына, почитает однако же Сына единосущным и тождесущим со Отцом — анафема да будет!

Подписали: Василий, Евстафий, Иперехий, Аеций, Еортик, Гимнасий, Мемнон, Евтих, Северин, Евтихий, Алкимид, Александр: так верую, как написано и подтверждаю подписью.

Здесь конец.


Памятная записка Василия и Георгия и их приверженцев.

Гл. 12. Наименование сущности не встречается ни в Ветхом, ни в Новом Завете, но смысл его всюду встречается, и прежде всего в тех словах, которые сказал Бог, посылая Моисея: тако речеши сыном израилевым: Сый (Исх. 3, 14). Здесь прежде всего разумеется Отец, из Него же вето отечество на небеси и на земли именуется (Ефес. 3, 15). Он ни от кого ее произошел, но есть виновник всего существующего. Но поелику и Сын есть Сый и принял в сем общение, то Павел Самосатский и Маркелл в словах Евангелия

318

 

 

от Иоанна: в начале бе Слово нашли повод к тому, чтобы не признавать Сына Божия истинно Сыном, но получив повод в наименовании: Слово, захотели сказать, что Сын Божий есть речение и звук из уст исходящий. По этому вопросу, дабы доказать, что Сын имеет ипостась, есть действительно существующий и есть Сый, а не речение, Отцы, осудившие Павла Самосатского, принуждены были назвать Сына сущностью, показывая этим наименованием сущности различие между несуществующим само по себе и существующим. Ибо речение само по себе есть нечто несуществующее и не может быть Сыном Божиим, — поелику в таком случае было бы много сынов Божиих: ибо известно, что Отец многое говорит Сыну, напр: да будет твердь, да будут светила, да изведет земля, и еще: сотворим человека. Итак, Отец говорит Сыну, и слова Божии, которые говорит Сыну, не суть сыны. Но Сын, с Которым говорит Отец, между прочим благочестиво называется хлебом, и жизнью, и воскресением; именуется еще и Словом, поелику есть истолкователь воли Божией. Итак, дабы еретики, обольщая простецов, не почитали Сына тождественным с словами от Бога глаголанными, Отцы, показывая различие между Сыном Божиим и словами Божиими, назвали Сына, как я сказал, сущностью. Таким образом они установили

319

 

 

различие, что хотя и Бог есть Сый, и слова, которые Он говорил, существуют, но они не сущности Бога, а словесные действия. Сын же, будучи Словом, есть не словесное действие Бога, но будучи Сыном есть сущность. Но хотя и Отец — Сый, и Сын — Сый, однако же Сын есть Сый таким образом, что имеет от Бога родственное бытие, и Сын мыслится Словом не как слова, от Бога глаголемые; ибо те имеют бытие в говорящем, а Он имеет бытие в том, что рожден от Отца, слушает Отца и служит Отцу. Итак, сию ипостась Отцы назвали сущностью.

Гл. 13. Поэтому мы разумеем Сына подобным Отцу во всем, борясь с возникшею в церкви в наши дни ересью. Ибо и нынешняя ересь объявляет, что Сын подобен Отцу хотением и действием, но в других отношениях не подобен Отцу. У нынешних новых еретиков определяется, что хотение Сына и действие Сына подобны хотению Отца и действию Отца, но Сам Сын не подобен Отцу. И посему хотение Сына и действие соглашаются признать подобным хотению Отца и действию, но Сына не соглашаются признать подобным Отцу, поелику утверждают, что Сын не был от Бога рожден, но есть только тварь и от прочих тварей различествует тем, что превосходит их величием, и что произошел первым из всех, и что служением Его пользо-

320

 

 

вался в создании прочих тварей Бог. Поелику, говорят еретики, прочих тварей создал Бог чрез Сына, Самого же Сына не чрез кого либо, но Сам Его создал и сотворил Его превосходящим по величию и силе всех тварей, по сей причине назвал Его Единородным Сыном.

Гл. 14. Мы же, последователи Кафолической Церкви, приняв исповедание веры от Божественных Писаний, содержим так, что Отец есть Отец подобного Ему Сына, и Сын — подобен Отцу, которого Отца Он мыслится Сыном. Сие постановляем и таким образом очищаем ум наш от заблуждений Савеллия и прочих и думаем, что ни Сын не может быть Отцом, ни Отец не может быть Сыном, но Сын есть Сын и Отец есть Отец, а не Сын. Ибо в сем состоит точное различение лиц, по которому Отец есть всегда Отец бесплотный и бессмертный; а Сын есть всегда Сын и никогда не есть Отец; говорим: всегда в том смысле, что Его Ипостась не подлежит ограничению времени и непостижима; по воле же Отца Он принял плоть и за нас подвергся смерти. Несмотря на такое правильное разграничение, эти странные поборники ереси стараются пустить в ход два положения: во-первых, не употреблять названий: Отец и Сын, но нерожденное и рожденное, думая таким образом ввести еретическое мудрова-

321

 

 

ние в церковь. Знают же эти мудрецы в делах божественных, что наименование: нерожденный ниже наименования: Отец, потому что под нерожденным разумеется то, что не родилось, но отнюдь оно не обозначает, есть ли оно — Отец. Наименование же: Отец полнее наименования: нерожденный. Ибо в нерожденном, говорю, не выражается сила Отца, а в наименовании: Отец выражается вместе и то, что Отец не есть Сын, если выражение Отец понимать в собственном смысле, и то еще, что ОБ есть виновник подобного Ему Сына. Это — первое. А второе — то, будто бы (как они стараются утверждать) прежде них уже писали о Сыне, что Он по сущности ее подобен Отцу, в чем они действительно и полагали осудить Церковь, когда похитили у достопочтенного епископа Осии некоторые грамоты, в которых встречается выражение: неподобная сущность. Но когда возвратившиеся с востока в Сирмию вместе с другими приняли нечестие и этой ереси, дабы не подпасть ответственности из за тех, которые дерзали против восточной веры, они настояли на том, чтобы наименование сущности, бывшее в употреблении у отцов по вышесказанным причинам, изъять из церковного учения, надеясь чрез сие усилить свою ересь.

Гл. 15. Они при этом рассчитывали, что если изъято будет наименование сущности, то

322

 

 

почитая Сына подобным Отцу только хотением и действием, они будут иметь возможность — когда уже не будет употребляемо наименование сущности — говорить, что по бытию и по существованию Сын не подобен Отцу. Но защитник истины, запинаяй премудрым в коварстве их (1 Кор. 3, 19), есть Бог, Который пред благочестивым царем*) устами верных прямо исповедал родство с Ним Единородного Своего, именно, что Сын во всем подобен Отцу: и сам царь, как благочестивый, также мыслил о поборающем за него Единородном Сыне Божием и, мысля так, благочестивыми устами определил так, как веруем мы православные, именно, что Сын во всем подобен Отцу; при помощи его не будет иметь успеха ухищрение против веры церковной, желающее уничтожить наименование сущности, дабы, когда не будет произносимо устами слово: сущность, ересь сокрытая в сердцах действовала свободно. Но тем, которые пишут, что Сын подобен хотением и не подобен сущностью, скажем наперед: если они без коварства и чистосердечно признают Сына подобным во всем, то, когда они стараются изгнать из употребления наименование сущности, их покушение окажется совершенно пустым. Они ничего не выиграли,

________________________

*) Разумеется Констанций.

323

 

 

когда были поставлены в необходимость исповедовать Сына во всем подобным Отцу. Ибо если Сын, как они признали, во всем подобен Отцу, как и действительно подобен, значит подобен не хотением только и действием, как определяют они, но и существованием, и Ипостасию, и бытием, как Сын. Это выражение: во всем сразу объемлет собою все и не допускает никакого различия, когда признано всеми, что ни Сам Отец, не подобен Себе Самому, ни Сын не подобен Себе Самому, но Сын подобен Отцу, и тем самым, что Он подобен Отцу во всем, Он есть Сын, а не Отец. Как совершенный от совершенного Отца, Он прежде всякого представления и всякой мысли. прежде времен и веков рожден по подобию Отца так, как знает о сем только Отец, бесстрастно родивший Его из Себя Самого, и Сын, от Него имеющий бытие, и тот, кому откроет Он, т. е. кому из нас дарует в созерцании Его Самого достойно уразумевать Его Отца.

Гл. 16. И да не смущает кого-либо наименование ипостасей. Восточные для того употребляют наименование ипостасей, чтобы объяснить существенные и действительно существующие свойства лиц. Ибо хотя дух — Отец, дух — Сын, дух и Святой Дух: однако же отсюда не мыслится, что Сын есть Отец. Существует и Дух, который не мыслится Сы-

324

 

 

ном, каков и не есть, но существует самостоятельно, как Дух Святой. И Святой Дух не есть ни Отец, ни Сын, но Святой Дух, от Отца чрез Сына даруемый верным. Посему свойства самостоятельно и действительно существующего Отца и Сына и Святого Духа, как мы сказали, восточные справедливо называют ипостасями лиц, самостоятельно существующих, не признавая этих ипостасей тремя началами, или тремя богами. Ибо они анафематствуют тех, которые говорят, что три бога. Они не признают Отца и Сына за двух богов, но исповедуют, что Божество едино, которое объемлет все чрез Сына во Святом Духе; исповедуют едино Божество, и едино царство, и едино начальство. Вместе с тем они благочестиво различают лица в свойствах ипостасей, то есть представляют Отца самостоятельно существующим с отеческою властью, и признают Сына ее частью Отца, но чисто родившимся от Отца, совершенным от совершенного, и существующим самостоятельно. Исповедуют и Святого Духа, Которого Божественное Писание именует Утешителем, и признают, что Он самостоятельно существует от Отца чрез Сына. Как Утешитель, Дух Истины учит нас истине, которая есть Сын (ибо никто же может рещи Господа Иисуса точию Духом Святым (1 Коринф. 12, 3): так и Сын, Который есть ис-

325

 

 

тина, научил нас благочестно знать, что истинный Бог есть Отец Его, когда сказал: видевый Мене, виде Отца (Иоан. 14, 9). Посему во Святом Духе мы достойно уразумеваем Сына, а в Единородном Сыне достойно и благочестно прославляем Отца; и это есть печать веры, с каковою печатью повелел крестить Спаситель и Господь Иисус Христос, говоря: шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Матф. 28. 19).

Гл. 17. Хотя выше нами пространнее сказано о подобии Сына со Отцом во всем, впрочем, мы ее поставим себе в труд и теперь кратко заметить, что Апостол, назвавший Сына образом невидимого Бога и сим научивший, что Сын подобен Отцу, — в другом месте передал нам, как должно мыслить о Сыне. В послании в Филипписеям он говорит: иже во образе Божии сый не восхищением непщева быти равен Богу, но себе умалим, зрак раба приим, в подобии человечестем быв (Филип. 2. 6, 7): а в послании к Римлянам говорит: немощное бо закона, в немже немоществоваше плотию, Бог Сына своего посла в подобии плоти, и о гресе осуди грех во плоти. (Рим. 8, 3). Таким образом, сими двумя свидетельствами из двух посланий мы научены от понятия о телесном благочестивому понятию о подобии в бестелесном Отце и Сыне.

326

 

 

Ибо выражение — зрак раба приим — и: в подобии человечестем быв, — показывает, что Он восприял плоть от Девы; посему плоть, которую восприял Сын Божий, одинакова с плотию человеческою. Выражение же — в подобии человечестем означает, что Он родился не от семени, подобно людям, и не от совокупления мужеского. Равным образом и Сын, будучи духом, и от Отца духовно рожденный — по духу есть одно и тоже с духом, как по плоти — происшедший от плоти Марии, есть одно и тоже с плотию. Но поелику Он родился от Отца без семени, страдания и разделения, то Он подобен Отцу, и не тождествен, равно и Сын по плоти есть только в подобии человечестем, но ее во всем одно и тоже с человеком.

Гл. 18. Таким образом, в послании к Филипписеям Апостол научил вас, как ипостась Сына подобна ипостаси Отца. Ибо Он, как дух, происходит от Отца: и на основании понятия о духе Он одно и то же со Отцом, так же как и на основании понятия о плоти Он одно и то же с человеком, впрочем не тождествен, а подобен, потому что тот дух, который есть Сын, не есть Отец; равно и плоть, которую восприяло Слово, произошла не путем семени и похоти, но так, как учит нас Евангелие. Чрез сие именно, как сказано было прежде, Сын научил нас,

327

 

 

каким образом Сын по бытию своему и по самостоятельности своей во всем подобен Отцу. А как Он подобен хотением и действием и делами, мы научаемся из послания к Римлянам, где говорится: в подобии плоти греха осуди грех во плоти (Рим. 8, 3). Ибо сия плоть, которую восприял Сын Божий, хотя была одинакова с плотию греха и подобно ей расположена к алчбе, к жажде и ко сну, как и всякая плоть, однако же не возбуждалась чрез то ко греху. Посему и сказано: в подобии плоти греха, что сходно с следующим изречением: яже бо Отец, сия и Сыт такожде творит. Ибо Отец, будучи духом, творит самовластно, а Сын, будучи духом, творит не самовластно, как Отец, но подобно. Таким образом, как плоть, Он одно и то же с человеком, а как дух — одно и то же с Отцом; поелику же Он родился бессеменно, то Он не одно и тоже с человеком, во подобен; точно также, поелику Сын произошел не путем истечения и страсти, то Он не одно и то же с человеком, но подобен. Поелику же Он находится в подобии плоти греха, то Он не одно и тоже с движениями плоти, во подобен. Поелику, как Сын, находясь в подобии движения, Он действует служебно, а ее одинаково со Отцом, который действует самовластно: яже бо отец творит, сия и Сыт творит, но не так как Отец, а подобно. И явно отсюда,

328

 

 

что Сын по всему подобен Отцу, именно как сын бывает похож на отца, от которого законно рожден. Ибо нелепо, чтобы Он, Сын Божий, существующий прежде веков и по естеству Бог от Бога Отца, когда преестественно соделался человеком от Марии, стал подобен естественным людям в том, что имеет в себе преестественно; вопреки природе было бы то, что, когда Он, будучи Богом, соделался человеком, не был бы по естеству своему подобен Отцу, Его родившему. Ибо если в том, что у Него преестественно, Он подобен тем, у которых это естественно; то тем более в том, что в Нем естественно — Он подобен Отцу Своему, от Которого по естеству и законно родился. Итак, что Сын по всему подобен Отцу, это предложено в Писании. Подобным же Он мыслится соответственно тому понятию подобия, какое раскрыл в прежде указанных местах Апостол. Он подобен, поколику есть Жизнь от Жизни, Свет от Света, Истинный от Истинного, Премудрость от Премудрого. Одним словом, из Писаний видно, что Он подобен не действием и хотением только, но и самым бытием, и сущностью, и существованием, по всему подобен Отцу, Его родившему, как сын отцу.

Гл. 19. Если новые еретики, рассуждая с нами, употребляют выражения: нерожденный и рожденный, то на это скажем им: поелику вы

329

 

 

злонамеренно не принимаете употребляемого у отцов наименования сущности, как не содержащегося в Писании; то и мы не примем наименования: нерожденный, не содержащегося в Писании. О нетленном, невидимом и бессмертном говорит Апостол, но нигде Писание ее именует Его нерожденным. Сверх того, как было выше сказано, наименование: нерожденный отнюдь не обозначает еще понятия Отца, и наименование: рожденный отнюдь ее обозначает собственно Сына, но дает общую мысль о всем рожденном. Ибо кто сказал: рожденный, тот указал этим, что что-то произошло, но отнюдь не выразил мысли о Сыне, Который мыслится происшедшим от вечности. Посему мы, представляя Сына Божия существующим от вечности, не принимаем сего наименования, потому что наименование Отца и Сына обозначает другого рода отношение. Поэтому, если мы только употребим наименование Отца, мы уже имеем в наименовании Отца вместе с тем подразумеваемое понятие о Сыне; ибо отцом называется отец сына. И если бы мы наименовали только Сына, мы имеем уже мысль об Отце: потому что сыном называется сын отца. Ибо одно связано с другим, и отношение между ими неразрывно. Если только мы произнесли одно из них, то вместе с тем привходит мысль о другом: и не наименование только, но с наименованием и сродство по естеству. Представ-

330

 

 

ляя в уме Бога Отцом, мы представляем Отца божия, и представляя Сына Божия, представляем Бога, называемого Сыном Божиим, подобного по естеству Тому, Которого Сыном Он представляется. А нерожденный не называется нерожденным рожденного, ни рожденный — рожденным нерожденного.

Гл. 20. Итак, поелику наименования: нерожденный и рожденный не выражают ни отношения их между собою, ни их природы, а между тем свойство Сына обобщают с прочими произведениями: то мы не принимаем сих наименований, чтобы посредством этого ухищрения не впасть в нечестие, но всегда будем свято употреблять наименования Отца и Сына. И это потому, во-первых, что мы, призванные из язычников, не были крещены в нерожденного и рожденного, но в Отца и Сына; за тем потому, что нигде в Писании не встречается, чтобы Сын называл Отца своего нерожденным, но всегда называет Бога Отцом, а Себя Самого всегда — Сыном Божиим. Немногие места следует указать здесь: например, слышим, что Он говорит: аще бысте любили мя, возрадовалися бысте, яко иду ко Отцу Моему (Иоан. 14, 28); и еще: Его же Отец святи и посла в мир, вы на меня гневаетесь, зане рех: Сын Божий есмь (Иоан. 10, 36); и опять: Аз от Отца изыдох, и иду: изыдох от Отца и приидох в мир и паки оставляю мир и иду ко

331

 

 

Отцу (Иоан. 16, 28). Таково же и исповедание Петра: Ты еси Христос Сын Божий (Мф. 17, 5). И Отец сказал свыше: Сей есть Сыт Мой возлюбленный (Мф. 3,17). По сей причине, когда и Отец упомянул о Сыне и Сын об Отце таким образом, и когда сими именами (скажу опять) и мы запечатлены, — их всегда и будем мы употреблять, отрицаясь скверных суесловий (1 Тим. 6, 20), направленных против Апостольской веры. Ибо сказанное Отцом: во светлостях святых из чрева прежде денницы родих тя (Псал. 109, 3), сказано необходимо и устраняет мысль об общности с тварями Сына Отчего, Который действительно и собственно от Него родился; на что указывает выражение: из чрева. Равным образом и Сын, сказав: Господь созда Мя, дабы мы не подозревали природы, обобщающей Его с прочими тварями, по необходимости присовокупил: прежде всех холмов раждает Мя (Притч. 8, 25), представив нам благочестное и бесстрастное понятие о сыновстве своем от Бога Отца. Так наименования: Отец и Сын однажды навсегда по причине выше указанного святого сродства Его с Богом, раскрыли вам значение слова: рожденное. И весь Новый Завет исполнен наименований Отца и Сына.

Гл. 21. Но дабы изобретатели этой новой ереси сделались известными из их собственных показаний, — мы из многого, что написали

332

 

 

они по этому предмету, укажем для краткости немногое. На основании этого православные, уразумев весь смысл ереси, как я полагаю, по необходимости составят такое решение, чтоб написавшие сие предали это анафеме и извергли свое учение из области Апостольской веры, равно как присудят к анафематствованию и тех, кто одинаково с ними мудрствует и учит. В подливных словах они пишут так: я возжелал передать вам сколь возможно кратко прекрасные божественные изречения. Те, которые думают, что Сын сохраняет подобие Отцу по сущности, отступили от истины самым наименованием: нерожденный, осуждая подобное по сущности. И еще говорят: Сын есть и признается по рождению меньшим Отца, посему и не может сохранить подобия по сущности с нерожденным, но сохраняет только хотение Божие чистым, нося его в своей ипостаси. Поэтому сохраняет подобие не по сущности, но в рассуждении хотения: потому что каковым восхотел, таковым Бог и произвел Его. И еще: не сам ли ты признаешь вместе со мною, что Сын по сущности не подобен Отцу? — И в другом месте: когда допускается, что Сын, имеющий жизнь не от собственной своей природы, но по власти нерожденного, бесконечен, нерожденная же природа бесконечно выше всякой власти; то ее явно-ли выдают себя нечестивыми те, которые благочестивое учение о иной

333

 

 

сущности заменяют учением о подобии сущности? — И еще: наименованием: Отец указывается не сущность, но власть, которая произвела прежде всех веков Сына — Бога Слова, Который всегда содержит в Себе эту, Ему на веки дарованную, сущность и власть. И еще: если хотят, чтобы наименование: Отец означало сущность, а не власть, то именем Отца пусть они именуют и ипостась Единородного.

Гл. 22. Теперь против нынешних еретиков мы скажем следующее: вы написали, что Сын подобен хотением и не подобен сущностью. Поэтому мы вопреки сему написали, что подобен не по подражанию только, но и по сущности. Итак, поелику вы первые сделали упоминание о сущности, говоря, что Он не подобен по сущности, и для сего стараетесь уничтожить наименование сущности, дабы вам можно было говорить, что Сын подобен только хотением, то, если вы действительно согласны, что Сын во всем подобен Отцу, предайте анафеме тех, которые признают различие в подобии, и напишите так: если кто говорит, что Сын не во всем подобен Отцу, как сын отцу, но подобен только хотением, а сущностью не подобен, анафема да будет! Кроме того, если они хотят упоминать наименование сущности и изменяют собственным своим подписям, то, повсюду упоминая наименование сущности, пусть вместе с Отцами исповедуют,

334

 

 

что не хотением только, но и по бытию, и по ипостаси, и по существованию, словом по всему Сын подобен Отцу, как сын отцу, как говорят божественные Писания.

К изложенной вере о том, что Сын во всем подобен Отцу, подписались так: Марк, епископ арефусийский, так верую и мудрствую, как выше написано. И прочие присутствующие подписали также. Но Валент подписал так: что выше написанное изложение мы подписали ночью пред наступлением Пятдесятвицы, это знают присутствующие и благочестивый царь, пред которым я и засвидетельствовал и письменно и неписьменно. После сего, когда Валент по обычаю подписал и присоединил к подписи, что Сын подобен Отцу, и не прибавил выражения: во всем, и показал тем, — в каком смысле он согласился с вышенаписанным и как понимает выражение: ο῾μοούσιον, и когда благочестивый царь заметил это и заставил его прибавить и выражение: во всем, тогда он прибавил и это. Но Василий пришел в подозрение, что выражение: во всем, он прибавил, понимая оное в своем смысле, и так как Валент и его приверженцы старались получить это изложение, с тем, чтобы представить оное на аримийский собор; то Василий подписал так: Василий, епископ анкирский, верую и соглашаюсь с вышеписанным, исповедуя Сына подобным Отцу во всем; во всем, — то есть не хотением только,

335

 

 

но и ипостасию, и существованием, и бытием; исповедую Его согласно с Божественными Писаниями, как Сына, как духа от духа, жизнь от жизни, света от света, Бога от Бога, истинного Сына от истинного Отца, Сына — премудрость от премудрого Бога и Отца, словом — Сына во всем подобного Отцу, как сына отцу. А если кто почитает Его подобным только в чем-либо одном, как это написано выше, того признаю чуждым кафолической Церкви, за то, что он не признает согласно с Божественными Писаниями Сына подобным Отцу. Эта подпись была прочитана и дана Валенту в присутствии Марка, Георгия, Урсакия, Германа, Ипатиана, многих епископов, пресвитеров и диаконов.

Гл. 23. Мы привели эти послания для того, чтобы каждый из любознательных, взыскующих истины веры, видел, что мы не без основания ведем речь против некоторых, во стараемся основываться на действительных доказательствах. Впрочем, полуариане и сами снова разошлись с своими единомышленниками, вследствие свойственной людям ненависти и зависти, насмехаясь одни над другими и желая первенствовать друг пред другом. Тогда взяла силу часть тех полуариан, которые были на стороне Василия, Георгия, Силуана и прочих, имея с собою, как бы правую руку, царя Констанция. Потом взяли верх Евдоксий, Георгий алексан-

336

 

 

дрийский и Евзой антиохийский; а Василий в Георгий Лаодикийский с своими приверженцами стали иметь меньше значения, хотя прежде были очень сильны. Из них некоторые опять отделились от этой ереси и собора и таким образом секта Ариан распалась на три части. Акакий, епископ Кесарии палестинской, вместе с Мелетием и с Уранием тирским и Евтихием елевферопольским, по зависти и ненависти к Кириллу иерусалимскому, стали против Василия, Георгия лаодикийского, Силуана тарсийского, Елевзия кизического, Македония константинопольского, Евстафия севастийского и Аниана антиохийского. Восстав против них, Акакий ополчился на них и произвел большую смуту. Таким образом случилось, что имевшие одинаковое мнение стали потом держаться различного исповедания, разноглася между собою, и наконец, отделившись, распались на три толка. Акакий и его приверженцы не признавали Сына единосущным, не признавали и тварию, как одну из тварей, и хотя оставались теми же, но по обстоятельствам времени скрывали свои мысли и умалчивали о наименовании Сына тварию, а в сущности были вполне тоже, что и Ариане. Но в то время они притаились и ничего другого не мыслили, как то, чтобы как-нибудь устоять, и это ради тех, которые к ним пристали и были по происхождению православными, а йотом стали лицемерами, подчинились воле

337

 

 

царя и его боялись и имели вражду друг на друга: Евтихий елевферопольский, от блаженного Максима иерусалимского, епископа — исповедника, принявший чистую веру в православие, пристал к Акакию из-за вражды к Кириллу. Бывши некоторое время православным, он лицемерил, чтобы удержать за собою престол, как и другие многие епископы палестинские. Ради их Акакий и его приверженцы, имея ту же лютость и неистовое зловерие, на время вовсе не пускали в ход своего учения, ни утверждали, ни отрицали. Но когда, по приказанию царя Констанция, епископы собрались в Селевкии, называемой дикою, в Исаврии, они предлагают иное исповедание веры, а не то православное и прекрасно составленное, которое было установлено отцами в городе Никее, и высказали оное притворно, как будто по простоте.

Гл. 24. Веруем во единаго Бога, Отца вседержителя и так далее, и в Сына Божия (только, и ничего важного не сказали). Впоследствии, чтобы высказать свое лицедейство, они сказали: слово: единосущный, как чуждое Божественному Писанию, мы отвергаем, а говорящих, что Сын не подобен Отцу, предаем анафеме. Это была уловка коварных ловцов. После рассуждений, бывших у них друг с другом, они стали учить, что Сын Божий, хотя и есть тварь, но подобен Отцу в смысле, ходячем между людьми. Ибо художники выделывают

338

 

 

статуи и изображения из золота, или серебра, или другого вещества, или красками изображают на дереве и достигают подобия, хотя это вовсе не одинаково с подлинником. Такова была у них уловка: признать Сына подобным Отцу, во только чтобы Он вовсе не имел Божественности Отца. Некоторые из бывших с ними, по причине наступившего бедственного времени, приняли это и большая часть из них согласилась с ними, а некоторые, как впоследствии обнаружилось, согласились по неведению. Между ими были: Патрофил скифопольский и затем Филипп, поставленный преемником вышеупомянутого, и многие другие, державшиеся этой ереси. Теперь же, после их смерти, когда их зловерие широко распространилось, они с дерзостью поднимают руку, и не встречая ни в чем препятствий, открыто проповедуют свою затею, не сдерживаемые никаким стыдом и не обуздываемые никаким повелением. Дабы не показалось кому-нибудь, что мы говорим без основания, я предложу здесь вероучение, изложенное приверженцами Акакия, вместе с подписью лиц, бывших на том соборе. Вот оно.

Гл. 25. Мы, епископы, собравшиеся из различных епархий Б Селевкии исаврийской по повелению благочестивейшего царя вашего Констанция, согласно с царскою волею постановили следующее:

339

 

 

Вчерашний день, который был пред пятыми календами Октября, мы употребили все старание к тому, чтобы со всяким благочинием сохранить мир в церкви и твердо установить правило веры, согласно с пророческими вещаниями, как повелел боголюбивейший наш царь Констанций, и чтобы не вносить в церковную веру ничего, кроме божественных Писаний. Но поелику некоторые на соборе иных из нас оскорбили, другим заградили уста, не дозволяя говорить, некоторых насильно удалили, а изверженных из различных епархий взяли на свою сторону, и поставленных вопреки правил привели с собою, вследствие чего собрание всюду наполнилось смятением, сак это своими глазами видели знаменитейший Комит Леона и славный префект области Лаврикий: по этой причине мы заявляем, что мы не уклоняемся представить подливное вероучение, составленное при обновлении храма в Антиохии. Сами отцы наши собрались в то время для исследования этого вопроса. Поелику многих привели в смущение слова: единосущный и подобосущный, как в прежнее время, так и теперь, и поелику еще и доныне говорят, что некоторые вводят нечто новое, говоря, что Сын неподобен Отцу; поэтому слово: единосущный мы отвергаем, как чуждое Писанию, а слово: неподобный анафематствуем, равно как и всех тех, которые так думают, считаем

340

 

 

чуждыми церкви. А подобие Сына с Отцом мы ясно исповедуем, согласно с Апостолом, который говорит о Сыне: иже есть образ Бога невидимаго (Колос. 1, 15.). Исповедуем же и веруем во единого Бога, Отца Вседержителя, Творца неба и земли, видимого и невидимого. Веруем и в Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия, бесстрастно рожденного от Него прежде всех веков, — в Бога Слово, Бога от Бога, свет, жизнь, истину, мудрость, силу, Которым все произошло, что на небесах и на земле, видимое и невидимое. Веруем, что при конце веков для уничтожения грехов Он восприял плоть от святыя Девы и вочеловечился, пострадал за грехи наши, воскрес, и вознесшись на небеса, седит одесную Отца, и опять придет во славе судить живых и мертвых. Веруем и во единого Святого Духа, которого Спаситель и Господь наш Иисус Христос назвал Утешителем, обещав, по вознесении своем, сниспослать Его ученикам, Которого и послал, чрез Которого и освящает верующих в церкви, и крещаемых во имя Отца и Сына и Святого Духа. А проповедующих что-либо иное, вопреки этой вере, кафолическая церковь признает чуждыми. Что с этим вероучением равносильно изложенное прежде в Сирмии при благочестивом царе нашем вероучение, это знают читающие это вероучение.

341

 

 

Гл. 26. Подписали присутствующие: Василий, Марк и Георгий, епископ александрийский; Панкратий и Ипатиан и весьма многие западные епископы. Я, Георгий, епископ александрийский, так изложил исповедание веры, и исповедую и мыслю так, как предложено здесь. Я, Акакий, епископ кесарийский, так изложил исповедание веры и исповедую и мыслю так, как предложено здесь. Ураний, епископ тирский, Евтихий, епископ елевферопольский, Зоил, епископ Лариссы сирской, Серас, епископ из Паретония ливийского, Павел, епископ емисийский, Евстафий, епископ епифанийский, Ириней, епископ Триполя финикийского, Евсевий, епископ Селевкии сирской, Евтихиан, епископ патарский в Ликии, Евстафий, епископ пинарский и дидимский, Василий, епископ кавнийский в Лидии, Петр, епископ гиппийский в Палестине, Стефан, епископ птолемаидский в Ливии, Евдоксий епископ, Аполлоний, епископ Окзиринха, Феоктист, епископ остракинский, Леонтий, епископ лидийский, Феодосий, епископ филадельфийский в Лидии, Фив, епископ Полихаланда в Лидии, Магн, епископ темисский во Фригии, Евагрий, епископ островов Митилены, Кирион, епископ далихийский, Август, епископ евфратский, Полидевк, епископ второй ливийской епархии, Панкратий, епископ пилусийский, Филикад, епископ августадский во фригийской епархии, Серапион, епископ

342

 

 

Антипирга ливийского, Евсевий, епископ Севастии палестинской, Илиодор, епископ Созусы пентапольской, Птоломей, епископ тмуйский в Августонике, Авгар, епископ Киры евфрасийской, Екзересий, епископ герасский, Аравион, епископ андрайский, Харисий, епископ азотский, Елиссей, епископ Диоклитианополя, Герман, епископ Петры, Варохий, епископ Аравии. Всех епископов 43. — Здесь конец изложения веры вышесказанных Полуариан и Ариан.

Гл. 27. Вы, люди умные, рассмотревши это и другие изложения веры, заметьте, как легкомысленно начало их противного учения, как оно неправильно и нисколько не согласно с божественным исповеданием веры. Господь говорит: еже во уши слышите, проповедите на кровех (Матф. 10, 27); также и святый Апостол говорит: глаголите истину кийждо ко искреннему своему (Ефес. 4, 25); а Пророк, изобличая злоумышления их, говорит: с ближним своим говорит мирное, а в сердце своем имеет вражду или злобу (Псал. 27, 3. 4.). Таковы и эти приверженцы Акакия. Когда они разошлись с Василием и его последователями, они, желая разорвать связь с истинным исповеданием, составили исповедание веры подложное, легко опровергаемое и отовсюду разрушаемое, с тем, чтобы им можно было, кого они хотели бы обольстить, таким

343

 

 

изложением склонить к признанию их исповедания веры правильным. А если бы им пришлось обнаружить яд своего зловерия, то у них найдется такое изложение веры, которое склоняется и на ту и на другую сторону и может представить исповедание веры, сообразное с каждым их умышлением. Но так как произошло разделение между Акакием и двумя другими партиями из находившихся на соборе, (ибо мы сказали, что секта Ариан распалась на три части), то Евдоксий, Герман, Георгий александрийский и Евзой антиохийский отделились к одной партии: Василий же, Елевсий, Евстафий и Георгий Лаодикийский, Силуан тарсийский, Македоний константинопольский и многие другие также отделились к иной партии, и наконец Акакий, как я выше сказал, Мелетий, Евтихий и некоторые другие составили особую партию. Все это дело было преисполнено обмана. Хотя каждый из них мыслил так же, как и другой, но, вследствие ненависти одного к другому, они распались на частные толки, потому что Кирилл иерусалимский имел гнев на Евтихия, а Евтихий на Кирилла. Кирилл же был за одно с Василием галатийским и Ашаном, поставленным во епископа в Антиохию, и Георгием Лаодикийским. Но зачем терять мне время, разбирая партии и говоря о них? Я лучше перейду к их опровержению и разрушению коварства каждого из них; впрочем,

344

 

 

прежде всего мне должно говорить о случившемся впоследствии, потому что это поведет к обнаружению честности в одних и злобы в других.

Гл. 28. Мелетий поставлен был на епископскую кафедру в Антиохию Акакием. С того времени у Акакия явилось намерение хотя несколько уклониться от зловерного их учения и выставить себя православным, так как он вышеупомянутого Мелетия утвердил на его месте. Этот Мелетий, поставленный приверженцами Акакия, считался у них последователем их мнения, но не таковым оказался, как многие о том рассказывают. Теперь те, которые примкнули к нему и к его партии с того времени, как он был изгнан и низложен с своего престола, во время продолжительного гонения сходились к нему и ради Бога присоединялись к православным. Много было народу в этой партии на соборе, и они, поставив себе епископов, дивно исповедовали учение о Сыне и не отвергали слово: единосущный, но говорили, что они готовы, если составится совершенный собор, признать слово: единосущный, и никаким образом не отвергать его. И так вот что случилось с тем вышеупомянутым, почтеннейшим Мелетием, который поставлен был Арианами, приверженцами Акакия, чтобы повести в церкви первую беседу, как начаток его обязанностей по отношению

345

 

 

к Антиохийцам. Многие говорят, что он вел эту беседу православно. Я предложу здесь его беседу. Вот она.

Список беседы Мелетия.

Гл. 29. Блага последняя словес паче начала его (Еккл. 7, 9), говорит мудрейший Екклезиаст, потому что лучше и безопаснее прекратить речь о споре, нежели начинать. Особенно, когда тот же Екклезиаст говорит: и мудрость нищаго уничижена, и словеса его не суть послушаема (Еккл. 9, 16). Так как тело есть не один член, а многие, и все члены заботятся друг о друге, чтобы не произошло нестроения в теле, и голова не может говорить ногам: не имею в вас нужды, но Бог раствори тело, худейшему большу дав честь (1 Коринф. 12, 24), то отсюда само собою ясно, что при движении всего тела нельзя не двигаться и каждому члену.

С чего начну я свою речь к вам? Не ясно ли, что всякому начинающему и слово и дело прилично ставить началом и концом мир, им начинать, им и оканчивать? Ибо Апостол говорит, что это полезно будет для спасения, при помощи наших молитв и при содействии Духа, которого дарует Иисус верующим в Него. И если кто глаголет назидание, или утешение, или утеху любви, или общение духа (1 Кор. 14, 3 — Филипп. 2, 1.), все это происходит от

346

 

 

мира, который в Боге. Не всем без разбора это доступно, но любящим закон, как говорит Пророк; он разумеет закон не телесный, который заключает в себе образ и тень будущего, но духовный, который мудро раскрывает исполнение предвозвещенного. Мир мног, говорит он, любящим тебя, и несть им соблазна (Псал. 118, 165). Отсюда ясно, что соблазн пребывает на тех, которые возненавидели мир. Желающим освободиться от этого надлежит поставить пред собою любовь Божию, как бы некий щит: Той бо есть мир наш, сотворивый обоя едино, и средостение ограды разоривши: вражду плотию своею, закон заповедей ученми упразднив (Ефес. 2,14-15). И нельзя исполнять заповедь Господа, если не предшествует любовь Божия: аще любите мя, говорит Господь, заповеди моя соблюдите (Иоан. 14, 15); и если заповедь не освещает, тогда не освещаются ни очи, ни сердце. Заповедь Господня, говорит Пророк светла, просвещающая очи (Псал. 18, 9). И не произнесет слова истины тот, кто не имеет в себе Христа говорящего, как говорит Апостол: понеже искушения ищете, глаголющаго во мне Христа (2 Кор. 13. 3.), или лучше: не говорящего только, но и милующего. И да приидет, говорит Пророк, на мя милость Твоя и спасение Твое: и отвещаю поношающим ми слово (Псал. 118, 41-42). Этого не было бы, если бы кто-либо не взы-

347

 

 

скал оправданий (ст. 48). Тем, которые настроены не так, свойствен стыд в поношениях, так что они не могут сказать: отыми от мене понос и уничижение (ст. 22). Из уст их слышится слово истины, что молящемуся ничего более не нужно, кроме сего: не отыми от уст моих словесе истины (ст. 43).

Гл. 30. Когда же это бывает? Когда человек ее сохраняет закона выну, когда не пойдет в широту (Псал. 118, 44-45). Тот должен расширить сердце, кто желает вместить Христа, между нами пребывающего, Которого славу проповедуют не люди только, но и небеса: ибо небеса поведают славу Божию (Псал. 18, 2), говорит Пророк; или лучше, как Сам Отец говорит: Сей есть Сын Moй возлюбленный, о немже благоволих (Матф. 3, 14). Его не может исповедать тот, кто глаголет неправду в высоту к ближнему своему (Псал. 72, 8), кто стал бы призывать ближнего к обществу и званию противников Христа, отложившись от общества и названия христианского; о таковых сказано: не прикасайтеся помазанным моим (Псал. 104 15); и Апостол говорит: кто есть лживый, точию отметаяйся, яко Иисус шесть Христос; сей есть антихрист. Отметаяйся Сына, ни Отца имам: а исповедаяй Сына, и Отца исповедает. Вы убо еже слышасте исперва, в вас да пребывает, и аще в вас пребудет, еже исперва слышасте, и вы

348

 

 

в Сыне и Отце пребудете. (1 Иоан. 2, 22-24). Пребудешь же тогда, когда будешь исповедовать не только пред Богом и избранными ангелами, но и пред царями, и не постыдишься: и глаголах о свидениих твоих пред цари, и не стыдяхся (Псал. 118, 46). Говорю, будем исповедовать, что Сын Божий есть Бог от Бога, единый от единого, Единородный от нерожденного, прекрасное рождение родившего, Сын, достойный безначального, невыразимый истолкователь неизъяснимого, Слово, мудрость и сила Того. Который выше мудрости и силы, выше того, что может изречь язык, выше того, чего может коснуться мысль, — рождение совершенное и пребывающее от совершенного и пребывающего в тождественности, не истекшее от Отца, несекомое и не делимое, но бесстрастно и цельно происшедшее от Того, Который не потерял ничего, что имел. Этот Сын есть и называется Оловом, и не мыслится гласом или речением Отца, ибо существует сам по себе и действует, и всяческая тем и о нем создашася (Колос. 1. 16.). Точно так же, будучи и мудростью, Он не умопредставляется мыслью Отца, ни движением и действием ума, но рождением, подобным Отцу и точным образом Отца; ибо Бог Отец как бы запечатлел Его. Он не существует в другом так, чтобы не существовал Сам по себе, но есть деятельное рождение, сотворившее

349

 

 

все это и всегда сохраняющее. Этого достаточно, чтобы освободить нас от заблуждения Еллинов, от суеверия иудейского и зловерия еретического.

Гл. 31. Так как некоторые, извративши смысл слов, находящихся в Писаниях, толкуя их иначе, чем бы следовало, и ее разумея ни силы слов, ни природы вещей, осмеливаются отвергать божество Сына, соблазняясь словом: творение, находящимся в Притчах: Господь созда мя начало путей своих в дела своя (Прит. 8, 22), тогда как им надлежало следовать духу животворящему, а не письмени, убивающему (ибо дух животворит — 2 Коринф. 3, 6): то и мы осмелимся немного рассудить об этом, не потому, чтобы об этом не было совершенно сказано говорившими прежде нас (безумно было бы сказать это), и не потому, что вы нуждаетесь в учителе (ибо вы сами научены Богом), но для того, чтобы стало ясно вашему сознанию, что мы желаем передать вам дар духовный.

Поверь, что ни в других местах Писания, ни в настоящем месте, нет противоречащих друг другу слов Писания, и только для тех они кажутся противоречащими, которые не здравы верою и немоществуют умом. В мире нельзя найти никакого примера, который был бы удовлетворителен сам по себе для ясного представления естества Единородного.

350

 

 

Поэтому Писание употребляет многие понятия и наименования о Единородном, дабы как-нибудь посредством свойственного нам мы могли уразуметь то, что выше нас, и посредством известного вообразить неизвестное, и незаметно, мало-помалу, от ясного перейти к сокровенному. И так верующие во Христа должны веровать, что Сын подобен Отцу, так как Он есть образ Того, иже над всеми; Он Тот, иже чрез всех (Ефес. 4, 6); Им все сотворено, что на небесах и на земле. Он есть образ не такой, каков бездушный образ одушевленного, и не каково произведение искусства, или совершение действия, но рождение родившего; и несправедливо чертами телесного человеческого рождения обозначать рождение Единородного прежде веков. По образцу мудрости Отца, объемлющей все человеческие мысли, Сын ее чужд личности и самостоятельного бытия, посему Писание употребляет два выражения: творение и рождение; выражения: созда и роди не означают того, чтобы об одном и том же было сказано, но видимому, противоположное, но словом: созда означается то, что Сын есть ипостасный и вечный, а словом: роди — отличие и особое свойство Единородного. Изыдох от Отца и иду — (Иоан. 16, 28), говорит Господь. Самое наименование: премудрость достаточно для того, чтобы исключить всякую мысль о страдании.

351

 

 

Гл. 32. Но куда мы стремимся, как бы не помня о том, который сказал: о! глубина богатства и премудрости и разума Божия! яко неиспытани судове Его и неисследовани путие Его (Римл. 11, 33)? Мы имеем учителя Духа истины, Которого даровал нам Господь по вознесении на небо, да вемы яже от Бога дарованная нам: яже и глаголем не в наученых человеческия премудрости словесех, но в наученых Духа, духовная духовными срассуждающе (1 Корин. 2, 12-13), — Которому (Духу) мы служим и покланяемся, ради Которого подвергаемся бесчестию. Которым Пророки проповедали, Которым праведники были путеводимы, Которым мы приводимся к Сыну. Но почему мы так много занимаемся естеством Сына? Разве мы говорим с вами как с плотскими, а не как с духовными? К другим относится сказанное: не могох вам глаголати яко духовным, но яко плотяным (Кор. 3. 1). Но есть опасение, чтобы мы не впали в бездну нечестия от любознательности непостижимого и от исследования недоступного: рек: умудрюся, и сия удалися от мене далече, паче неже бех: и бездны глубина, кто обрящет ю (Еккл. 7, 24-25). Вспомним говорящего: от части разумеваем, и от части пророчествуем: егда же приидет совершенное, тогда, еже от части, упразднится (1 Кор. 13, 9-10); аще ли кто мнится ведети

352

 

 

что, не уразуме, якоже подобает разумети. (8, 2). Поэтому нам должно опасаться, чтобы, будучи вынуждены чем-либо говорить о том, о чем не можем говорить, мы не потеряли способности говорить, о чем можем. Говорить должно от веры, а не веровать от того, что говорят: веровах, темже возглаголах, — говорит Пророк (Псал. 115, 1). Итак, если мы любопытствуем, но не в состоянии сказать что-либо о собственном рождении, а между тем покушаемся исследовать о рождении Бога, то нет ли опасности, чтобы Тот, Который дарует не только язык учения, но и знание того, как должно говорить, не осудил нас на молчание, при нашем стремлении говорить? Так случилось с блаженным Захариею, который, не поверив благовествовавшему о рождении сына, испытывая человеческими помыслами благодать и силу божию, а недоумевая сам с собою: естественно ли старику иметь детей от старухи, что говорит? По чесом уразумею сие? Аз бо есмь стар, и жена моя заматеревши во днех своих. В ответ на это он услышал: се будеши молча, и не могий проглаголати (Лук. 1, 18-20). И не говорил он после того, как вышел из храма.

Гл. 33. Поэтому, оставив спор о предметах, возбуждающих сомнение и о том, что выше вашего разумения, станем держаться того, что получили от предков. Ибо кто настолько

353

 

 

смел, что стал бы хвалиться знанием, когда сам удостоенный откровения, восхищенный до третьяго небесе и слышавший неизреченныя глаголы, был уцеломудрен пакостником плоти, чтобы не превозноситься (2 Корин. 12, 2. 4. 7)? И Пророк, сказавши: веровах, темже возглаголах, присовокупил: аз же смирился, не просто, но зело. (Псал. 115, 1). Ибо чем кто ближе к знанию стал бы считать себя, тем более он должен помышлять в себе, что он человек. Послушай, что говорит об этом Пророк: аз же рех во исступлении моем: всяк человек ложь. (Псал. 115, 2). Итак, имея для себя учителя истины, не будем уже руководиться человеческими учителями, но будем сами размышлять, и не будем любопытствовать о свойствах предметов Божественных, или о чем-либо другом, так как невозможно изъяснить рождения Сына, ни сказать об образе рождения Его от Отца, но для научения считайте достаточным то, что вся тем быша, и без него ничтоже бысть (Иоан. 1, 3). Да дарует же нам Господь, чтобы мы мыслили подобно Аврааму, который говорит: ныне начах глаголати ко Господу моему, аз же есмь земля и пепел (Быт. 18, 27), и чтобы мы не превозносились наподобие кедров ливанских, потому что прямая и мирная мудрость состоит не в препретельных человеческия премудрости словесех, но в наученых веры

354

 

 

(1 Корине. 2, 13). Да дарует нам Господь не сомневаться, но, чтобы мы ни делали, благоугождать Богу, Отцу и вместе с ним Сыну во Святом Духе, слава, держава, честь и сила ныне и присно и во веки веков. — Аминь.

Здесь конец исповедания Мелетиева.

Гл. 34. Многие из Ариан признали нужным перевести Мелегия из Понтийской страны, но не на радость и успокоение для себя, а к скорби. Тогда они возбуждают против него царя и доносят на него, что он не признает Сына совершенною тварию, и свергают его с кафедры. И ночью ссылают этого мужа, но он и до сего времени пребывает здесь в своем отечестве, — муж почтенный и вожделенный особенно потому, что мы теперь слышали о его доблестях, и что подвластные ему в Антиохии теперь исповедуют истинную веру, ни вполне, ни даже слегка, не упоминая наименования твари, но исповедуя единосущным Отца и Сына и Св. Духа, три ипостаси, едино существо, едино божество, как учит истинная вера, преданная от предков, пророческая, евангельская и апостольская, которую исповедали собравшиеся отцы наши и епископы на Никейском соборе при Константине великом и блаженнейшем царе. О! да исповедует же сам почтеннейший Мелетий такую же веру, какую исповедуют находящиеся под его управлением в Антиохии и в некоторых других

355

 

 

местах! Есть некоторые, имеющие, по-видимому, общение с ним и его собором, которые хулят Духа Святого, и говоря правильно о Сыне, Духа признают тварию, совершенно чуждою Бога. Об этом мы все по возможности тщательно скажем впоследствии при опровержении их ереси.

Гл. 35. Этот муж чтится у нас, как я сказал, вследствие таковой молвы, о нем распускаемой. Ибо жизнь его похвальна и в других отношениях; нрава он был честного и был очень любим народом за свою жизнь, прославляемую всеми. Но некоторые, не знаю почему, водясь ли завистью или ненавистью, или желая возвеличить себя, рассказывали о нем кое-что, именно будто восстание против него произошло не из-за православия, но по поводу, говорят, церковных дел и ссоры, происшедшей между ним и его клиром, — и потому еще, будто он принял некоторых в общение, которых прежде отлучил и предал анафеме. Но мы совершенно не допускаем этого, потому особенно, что впоследствии ежедневно на его соборе оказывались его правильные действия, и истинное исповедание веры, как выше у меня показано. В этом случае, сколько позволяют силы при нашей немощи, должно держаться истины во всем. Не решаюсь сказать, что может быть что-нибудь ускользнуло от Мелетия при быстроте его речи, а может быть

356

 

 

слово вырвалось у него по простоте, — это Богу известно. Впрочем, в одной части его речи встречаются два или три места, достойные порицания: во-первых, что говорится вообще о твари, он разумеет о Сыне Божием и его Божестве, хотя все дело здесь только в наименовании; во вторых то, что он говорит: «выше премудрости» и еще кое-что другое.

Гл. 36. Сказавши немногое для опровержения их учения, оставим далее говорить о том. Скажите же нам, что претит вам называть Сына единосущным? Открыто признайтесь пред вами, дабы мы знали, что вы нам свои, а не чужие. Ибо и медь может быть подобосуща золоту, и олово — серебру, и свинец — железу. Но нас не обманет ваша затейливая и округленно составленная ложная речь. Ибо, если желая обольстить, вы придумываете ложные предлоги, утверждая, что не должно употреблять слово: единосущный, дабы чрез то мы не произвели слияния Сына с Отцом, или Духа с Сыном и Отцом, то и в этом случае ваша затейливая речь падает. Ибо мы не говорим: вместесущный (ἁμαύσιοσ), но единосущный (ὁμούσιος), дабы ее признать Сына в чем-либо отличным от Отца, и исповедуем Его Богом, истинно рожденным от Отца, и не отъинуду и не из ничего, но происшедшим от Отца довременно и безначально, и рожденным неизъяснимо, всегда сущим у Отца, никогда не престающим суще-

357

 

 

ствовать, ни прадедом, ни собратом, но рожденным. Ибо слово: ὁμῦ обозначает две ипостаси, не чуждые по природе. Поэтому здесь Духом Святым устроен союз истины чрез уста тех, которые ввели это слово. Видишь, что нет у тебя никакого повода, ни возможности говорить против православия и смущать тех, которые принимают от тебя в свои уши выдуманную тобою речь, то есть, что если бы кто употребил слово: единосущный, тот будто бы признал слияние. Этого не будет. Ибо слово: единосущный обозначает два лица и показывает, что рожденный не чужд Отца. А ты, выдумав слово: подобосущный, будешь изобличен наименованием сущности и будешь осужден самым измененным тобою исповеданием веры, мысля не то, что говоришь, но ложно уча тому, что мыслишь. Ибо говоря, что Сын вовсе не от Отца, а между тем подобен Ему, ты далеко отступил от истины. Как бы кто ни захотел разукрасить что-либо сделанное из какого-либо вещества, он не сделает его одинаковым с первообразом. Это дело работы. А то, что рождается от кого-либо, сохраняет похожий и одинаковый вид родства с родившим. Итак, если Сын не родился от самого Отца, а существовал бы вне Его, Он, по-твоему, хотя будет подобосущным по благодати, но ты Ему ничего не дал, а сам лишился Его благодати. Иже не чтит Сына, как чтит

358

 

 

Отца, гнев Божий пребывает на нем, говорит Святой Апостол (Иоан. 5, 23, - 3, 36). И еще: изыдох от Отца, и иду (16, 18); и еще: аз во Отце и Отец во мне; и опять сказано: Филиппе! видевый мене, виде Отца (14, 10).

Гл. 37. Много раз говоря об этом, мы думаем, что довольно сказанного здесь для исторжения с корнем происшедшего от них зловерия, так как этим можно опровергнуть и вышеупомянутых полуариан, и отделившихся от них приверженцев Акакия и других, составивших иное вероучение в Селевкии исаврийской, изложенное ими вопреки истинной вере, которое мы, желая привести в известность, выше представили все сполна, как оно написано было от лица всех после исповедания Василия анкирского и Георгия александрийского. Чтобы не подумали, будто я как бы по забвению оставил в стороне это вероучение, которое незаметно причиняет страшный вред, но которое по обстоятельствам времени лицемерно носит как бы узду на устах, я скажу несколько слов против этого вероучения и против составивших оное, вышеупомянутых: Акакия, Евзоия, Евтихия и других. Хотя предлежащее изложение веры ясно показывает их уклонение от исповедания истины, однако же, чтобы некоторые не могли сказать, будто мы говорим против них по клевете, покажем, что с течением времени открылось и обнаружилось на выше-

359

 

 

упомянутом их соборе. Из их среды вышел ученик их Евзоий кесарийский, который преемствовал Акакию после того, как поставлен был на эту кафедру Филумен Кириллом иерусалимским, а потом туда же был поставлен Евтихием Кирилл старший, и наконец был поставлен туда же Кириллом иерусалимским Геласий, сын его сестры. Когда эти трое ничего не делали вследствие взаимной ссоры, то опять назначен был туда вышеупомянутый Евзоий. Из их партии вышли еще Гемеллив, Филипп и Афанасий скифопольские, которые уже не тайно, но с дерзостию, как люди незнающие ничего доброго, не только проповедуют учение Ария, во защищают и свою ересь и преследуют учащих истине, имея намерение ниспровергнуть ее не словами только, но подвергая правоверующих вражде, брани и мечам. Такие оскорбления причиняли они не в одном только городе или стране, но во многих.

Гл. 38. Таков был Лукий в Александрии, причинивший столько зла истинно исповедующим Сына Божия. Кому из имеющих мудрость Божественную не видно всякий день их действия сообща, именно как они публично проповедуют, что Сын Божий есть тварь, и Дух Святой тварь, совершенно чуждые Божественной сущности? Что касается до Евдоксия, то, с того времени, как Георгий александрийский так позорно окончил жизнь, он подучил первенство,

360

 

 

и пользовался расположением имущих власть. Евдоксий, принадлежавший к партии Ипатия и Евномия, при помощи угодничества стоял на виду, но был изобличен, однако же втайне не перестал мудрствовать согласно с Аномеями. Он вывел вперед тех, которые некогда были изгнаны за такую бездну нечестия, именно: Детмофила, Ипатия и Евномия, учеников Аеция, поставленного во диакона Георгием александрийским и изгнанного некогда в область таврийскую, от которого получило начало учение Аномиан. От одного этого тернистого вещества и от одного корня, подобно отпрыскам, произошли как различные расколы, так и их зловерие, которое, при превратных в различное время толкованиях их зловерной ереси, простираясь более и более к худшему, изрыгнуло яд на весь мир. Но о секте Аномеев мы скажем еще впоследствии. А теперь, думая, что об этом уже достаточно сказано, мы, поразив и оттолкнув как бы страшного змия и поправ его убитого, обратимся к следующим ересям, призывая себе на помощь Бога для окончания предпринятого дела.

361


Страница сгенерирована за 0.4 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.