Поиск авторов по алфавиту

14. Ипостасное соединение природы во Христе

(ενωσις καθ'ύπόστασιν)

Церковь исповедует две полные природы во Христе (Божество и человечество), но лишь одну (Божественную) Ипостась - Ипостась Бога Слова. Человечество не имеет в Нем особой, отдельной, личности, но оно воспринято в единство Его Божественной Ипостаси.

Одно и то же существо - Богочеловек - есть и Сын Божий и Сын Человеческий. Святитель Кирилл, архиепископ Александрийский, в послании к Несторию "Καταφλυαρουσι" ("Некоторые своим суесловием...") писал: "Слово, соединив с Собою ипостасно (καθ'υπόστασιν) плоть, одушевленную разумной душою, неизреченно и непостижимо для нашего ума, стало человеком, и наименовало Себя Сыном Человеческим... Естества, истинно соединенные между собой, хотя различны, но в соединении обоих сих естеств есть один Христос и Сын".

"Если бы мы стали, - говорит святитель Кирилл, - отвергать ипостасное соединение, как что-то непонятное и странное, то мы должны бы были признать двух сынов... и одного называть собственно человеком, удостоенным звания Сына, а другого - собственно Словом Бога, как имеющего имя и достоинство сыновства по своему естеству".

Сущность ипостасного соединения природ во Христе святитель Григорий Богослов характеризует так: "Сын Божий благоволит стать и именоваться и сыном человеческим, не изменяя того, чем был (ибо сие неизменяемо), но, приняв то, чем не был (ибо Он человеколюбив, чтобы Невместимому сделаться вместимым, вступя в общение с нами чрез посредствующую плоть)".

"Различие, установленное в Халкидоне между терминами "природа" и "ипостась", - пишет в своем известном христологическом труде профессор протоиерей Иоанн Мейендорф, - было слишком новым и революционным в богословии воплощения, чтобы не вызвать появление различных истолкований и недоразумений".В процессе возникших тогда христологических споров между халкидонитами (то есть православными) и не-халкидонитами, не признававшими Халкидонского и последующих Вселенских Соборов, важное разъяснение Халкидонского ороса связывают обычно с именем богослова VI века Леонтия Византийского.

Отец Иоанн Мейендорф утверждает, однако, что было два Леонтия, которых долго принимали за одно лицо. Согласно данным критических исследований, можно считать, что тем богословом, который дал строго православное истолкование ипостасного соединения, был не Леонтий Византийский (один из оригенистов, выступавших против преподобного Саввы Освященного), а Леонтий Иерусалимский," писавший в защиту Халкидонского Собора и против оригенистов между 532 и 536 годами, автор сочинений "Против несториан" и "Против монофизитов".

Именно Леонтий Иерусалимский со всей определенностью разъяснил Халкидонское выражение: "одно Лице и одна Ипостась". "В последние времена, - говорит Леонтий Иерусалимский, - Слово Само облекши плотию Свою Ипостась и Свою природу, которые существовали прежде Его человеческой природы и которые прежде веков были бесплотны, воипостасировало Свою человеческую природу в Свою собственную Ипостась".

"Христос не обладает некоей человеческой ипостасью, которая обособлена подобно нашей, но Ипостась Слова является общей и неотделимой как от Его человеческой, так и от Его Божественной природы".

Протоиерей Н.Малиновский так вкратце излагает учение об ипостасном соединении природ во Христе: "Церковь вводит нас в возможное уразумение тайны соединения Божества и человечества в Иисусе Христе, когда научает испо-ведовать в Нем, при двух естествах, единое Лицо или Ипостась, именно Ипостась Сына Божия, воспринявшего в единство Своей Божественной Ипостаси человеческую природу. "Веруем, - говорят восточные патриархи, - что Сын Божий, Господь наш Иисус Христос, истощил Себе Самого, то есть восприял на Себя в собственной, ипостаси плоть человеческую, зачатую в утробе Девы Марии от Святаго Духа, и вочеловечился" (Послание восточных патриархов, член VII). Это значит, что при действительном различии Божества и человечества, с их соответствующими свойствами и деятельностями, во Христе Иисусе есть единое Лицо Бога Слова (единое Я), единично сознающее Себя в двойстве естеств и управляющее всеми явлениями и обнаружениями жизни Богочеловека. Человеческая природа не получила самостоятельной ипостаси, отдельной от Ипостаси Бога Слова, но получив ипостась в Божественной Ипостаси, стала принятой в Ипостась Бога Слова.

В Откровении даются твердые основания для такого представления о единении естеств в Иисусе Христе. Сам Иисус Христос всегда говорил о Себе как о едином Лице, вечном и воплотившемся Слове; в Его выражениях о Себе нет ни одного изречения, в котором можно было бы усмотреть след двойственности Его сознания, след обособления Божественной и человеческой жизни, Божественной и человеческой воли, с двумя обособленными друг от друга рядами действий, из которых каждый имел бы свой собственный самостоятельный центр".

Хорошо поясняет ипостасное единство природ во Христе также священник Василий Соколов. "Ипостась, - пишет он, - это высшее духовное единство, может совместить в себе разноприродные сущности и может как проникнуть в них сама, так и взаимно проникнуться ими, то есть сохраняя и усвояя себе, как собственные, все свойства природ, сообщить им, в свою очередь, свои ипостасные свойства и особенности. Ипостась в своем существе есть духовная личность, единое самосознающее "я", которое может одновременно и совершенно самостоятельно проявлять себя в жизни различных природ, иначе сказать, проникать эти природы своей собственной жизнью, своим самосознанием. И Богочеловеческое единение во Христе не могло состоять ни в чем другом, как в озарении единым Божественным самосознанием, в переживании Сыном Божиим, как второй Ипостасью Святой Троицы, не только Божественной, но и совершенной человеческой жизни".


Страница сгенерирована за 0.08 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.