Поиск авторов по алфавиту

Автор:Дмитриевский Алексей Афанасьевич

Дмитриевский А. А. Книга Требник и ее значение в жизни православного христианина (По поводу новейших воззрений на эту книгу)

 

Разбивка страниц настоящей электронной статьи соответствует оригиналу.

 

 

КНИГА „ТРЕБНИК“

И ЕЕ ЗНАЧЕНИЕ В ЖИЗНИ

ПРАВОСЛАВНОГО ХРИСТИАНИНА.

 

(Чтение, предложенное в собрании Киевского религиозно-просветительного Общества 3 Февраля 1902 г.).

Профессором Киевской дух. академии
А. ДМИТРИЕВСКИМ.

КИЕВ

1902.

Книга „Требник“ и ее значение в жизни православного
христианина. (По поводу новейших воззрений на эту книгу).

В своей беседе, произнесенной в собрании Киевского религиозно-просветительного общества в прошлом году 1), мы вели речь о „Типиконе“ или Церковном Уставе и указывали тогда вашим слушателям на весьма прискорбное и мало понятное явление в религиозной жизни нашего современного общества—на явное пренебрежение или же на весьма поверхностное его знакомство с такою книгою, которая, по своему назначению, должна бы регулировать каждый день и каждый шаг нашей жизни. Событие величайшей важности в нашей религиозно-культурной жизни за истекший год, взволновавшее умы нашей интеллигенции, к глубокому сожалению, не могущей похвалиться твердостью и определенностью своих религиозных убеждений и основательным знакомством с учением и обрядами той церкви, к которой она

1) Эта беседа издана в свет Киевск. религиозным обществ. отдельною брошюрою под заглавием: „Недостатки современного церковно-религиозного воспитания и причины, их породившие“. Киев. 1901 г.

3

 

 

4

себя причисляет, выдвигает на очередь и настойчиво требует ответа на новый вопрос из той же отрасли наших специальных занятий—на вопрос о значении другой, не менее важной в религиозной жизни современного верующего человека, церковно-богослужебной книги, которая именуется у нас Требником. Книга эта, как вам не безызвестно, подверглась осуждению со стороны маститого писателя русской земли, имя которого у всех на устах, в его „новой исповеди“ или в ответе на постановление Св. Синода от 20—22 февраля прошлого года, по поводу его отлучения от Церкви. Крайне несправедливые и заведомо пристрастные возражения против этой книги, вылившиеся из под пера нашего великого писателя, несомненно под влиянием вспышки оскорбленного самолюбия и желчного раздражения, вспышки, навеянной актом, хотя и властным, но преисполненным высокой христианской любви и горячего призыва, обращенного к нему со стороны высшего нашего чиноначалия, в возвращению в лоно Церкви православной, а к нам, его почитателям, к молитве о нем,—особенно прискорбны для нас потому, что из среды русской интеллигенции нашлись такие единомышленники, которые, путем печати, в периодических изданиях 1), постарались развить крайние воззрения нашего писателя на данную книгу с ссылкой на факты, якобы позаимствованные ими со страниц нашего Требника, и с несомненным намерением импонировать на людей, мало знакомых с его содержанием.

Требник или, более правильно, Потребник, (так называлась у нас эта, книга в древности) как показывает и

1) Мы имеем в виду статьи в „Русских ведомостях“ за прошлый год № июль, написанные по поводу ответа графа Л. Н. Толстого. Св. Синоду на его постановление от 20—22 февраля.

 

 

5

самое наименование, есть такая церковно-богослужебная книга, в которой собрано и заключено все то, что потребно каждому сыну православной Церкви от дня рождения до последнего его вздоха на земле. С Требником в руках пастырь Церкви православной приветствует в христианском доме появление на свет каждого нового его члена и утешает болящую мать новорожденного, перенесшую смертельные муки рождения; при выполнении обрядов и молитв, положенных в Требнике „жене родильнице по четыредесятих днех“, новорожденный вводится в собрание верующих, „нарицающихся именем Христа“, воцерковляется, а матери его открывается доступ в храм славы Божией, куда, по естественным причинам, она лишена была нрава появляться; молитвословиями и обрядами в чинах таинств крещения и миропомазания того-же Требника, новорожденный соделывается сыном Церкви православной и получает благодатные дары Св. Духа, укрепляющие его духовные силы на всякое дело благое; в дни наших нравственных падений и искреннего сердечного сокрушения об этом, молитвами Требника пастырь Церкви утешает кающихся грешников указанием на всепрощающую любовь Божию и на его безмерное милосердие к ним; при перемене жизни одинокой на супружескую того или. иного члена Церкви, христианский пастырь призывает на него благословение Божие и в молитвах Требника дает такое обилие добрых благопожеланий и поучительных примеров истинно счастливой супружеской жизни, какого не в силах высказать самый просвещенный и умудренный житейским опытом отец и самая нежная и горячо-любящая своих детей мать; в момент решимости посвятить себя на безбрачие и служение церкви в образе иноческом, порывающий связь с миром и всем, что близко и дорого человеку, состоявшему из плоти и крови, чрев Требник в ободрение себя слышит напоминание о

 

 

6

заповедях Божественного Учителя: „Иже любит отца или матерь паче мене, несть мене достоин: и иже любит сына или дщерь паче мене, несть мене достоин (Матф. X. 37) и еще: «Аще кто хощет по мне ити, да отвержется себе, и возмет крест свой, и по мне грядет» (XVI, 24), и получает целый ряд указаний на величайшие и удивительные в истории христианской церкви примеры аскетизма и анахоретства, которые самым убедительным образом говорят что люди, избравшие этот род жизни, не только спаслись и достигли царства небесного, но и принесли человечеству и Церкви Христовой бесценные услуги; в различных обстоятельствах нашей жизни, общественной или частной, при начатии всякого доброго и полезного дела, во время радости и тяжелого горя, пастырь церкви с Требником в руках молитвами его, преисполненными искренних благопожеланий и неложных обещаний на успех, при глубокой, конечно, с нашей стороны вере в Бога, как источника и подателя всякого добра, вселяет, полное сознание необходимости—не падать духом, не приходить в уныние в случае неуспеха или неудачи, памятуя всегда, что все исходит от воли Пpoмыслителя, без Которого не падает и волос с нашей головы; в болезнях, постигающих верующего человека по грехам его, священник молитвами нашего Требника горячо убеждает исповедать перед Богом свой грех, как причину болезни, и радостною надеждою на скорое выздоровление, при помощи Божией и по молитвам Церкви, поддерживает дух бодр у болящего и окружающих его близких людей; в час ужасного томления духа, когда на глазах родных и друзей, употребивших уже все усилия к спасению жизни дорогого больного, происходит страшная борьба жизни и смерти, когда наступает мучительный момент разлучения души с телом, при котором ужас леденит кровь в жилах, и ум окружающих одр умираю-

 

 

7

щего отказывается управлять мыслями и чувствами, сн. Церковь, по Требнику, умоляет бессмертного Отца и единородного Сына и пресвятого Духа—«разрешить нестерпимые болезни и содержащия его горькия немощи», «телу, от нихже сложися, разытися, души же тамо преселитися, идеже и еже быти прияла есть, даже до общего воскресения» 1); по смерти православного христианина умилительными песнопениями, трогательными обрядами и возвышенными молитвословиями нашего Требника св. Церковь, воздавая почести праху умершего, как органу и проводнику благодати Святого Духа в душу живу, молит Бога о разрешении грехов усопшему и „о вселении его души в недрах Авраама, Исаака, Иакова, идеже праведницы упокоеваются“, и утешает оставшихся в живых, объятых горестным чувством разлуки, упованием на взаимное общение живых и мертвых в молитве и на встречу с почившим в том мире, куда, со временем, пойдем и все мы, как странники здешней жизни на короткое время. Скажем кратко, книга Требник необходима каждому православному христианину без различия пола и возраста, во всякое время, при всяком обстоятельстве в жизни, именно, есть та книга, при посредстве которой Церковь, созданная Христом и состоящая из живых членов, верующих в Него, „благословляет именем Божиим, как выражается супруга нашего писателя, в письме к высокопреосвященному Антонию, митрополиту петербургскому, все значительнейшие моменты человеческой жизни: рождений, браков, смертей, горестей и радостей людских“ 2).

Как книга, заключающая в себе чинопоследования почти всех христианских таинств, Требник в возвышенно-

1 Из молитвы „о долгостраждущем умрети“. Требник изд. Киев. 1873 л. 169.

2) Церковн. Вестник 1901 г. №. 13 ст. 418—419.

 

 

8

поэтических молитвах и песнопениях и символических обрядах, удивительным образом гармонически слившихся в одно неразрывное целое, со всею ясностью и определенностью предлагает верующим глубокое догматическое учение о таинствах и делает понимание этого учения, благодаря отсутствию сухих схем и тонких школьных определений, доступным людям, на какой бы ступени умственного развития они ни находились.

Но книга Требник получила свое настоящее наименование у нас в России, на православном же Востоке, в церкви византийской, где эта книга создалась и приняла свой настоящий вид, она носит другое название: Евхологий или Молитвослов 3). Это последнее название более доступно нашему пониманию, так как этим названием характеризуются с полною ясностью назначение и, отчасти, даже состав нашей книги. Действительно, Требник—Молитвослов, но не тот сокращенный, с которым мы встречаем утро и заключаем вечер каждого дня нашей жизни, но Молитвослов, как это ясно из вышесказанного, полный, обнимающий жизнь православного христианина во всех ее многообразных проявлениях.

Предмет нашей настоящей беседы, как показывает и сделанное нами сейчас определение, не только весьма обширен, но и весьма разносторонен, а потому исчерпать его во всей полноте, в пределах того времени, каким мы располагаем в настоящем случае, не рискуя утомить ваше просвещенное внимание, нет никакой возможности. Настоит, следовательно, необходимость установить точку зрения, с которой мы намерены повести нашу речь в настоящем соб-

3) Εὐχολόγιον Goar. edit. Venet. 1730 praef. См. филологическое объяснение этого названия.

 

 

9

рании о Требнике, как важнейшей из церковно-богослужебных книг и полезнейшей каждому сыну православной Церкви. Нам думается, что таким исходным пунктом лучше и проще всего избрать те возражения и нападки на книгу Требник, какие были сделаны на нее в самое недавнее время нашим талантливым писателем и его единомышленниками, с целью и дать посильный ответ на эти нападки, и поставить данную книгу на ту высоту, которую ей, по нраву, отводит в ряду других церковно-богослужебных книг наша Мать—православная Церковь. Но, при выполнении указанной задачи, на нас ложится прежде всего тяжелая необходимость воспроизвести перед вами здесь самый текст тех нападок на книгу Требник, какие были сделаны нашим писателем в его, так называемой, „новой исповеди“.

„Я убедился, исповедуется наш писатель в своем ответе на постановление Синода от 20—22 февраля об отлучении его от Церкви, что учение Церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающих совершенно весь смысл христианского учения.

„Стоит только почитать Требник, проследить за теми обрядами, которые, не переставая совершаются духовенством и считаются христианским богослужением, чтобы увидеть, что все эти обряды ничто иное, как различные приемы колдовства, приспособленные ко всем возможным случаям жизни. Для того, чтобы ребенок, если умрет, пошел в рай, нужно уметь помазать его маслом и выкупать с произнесением известных слов; для того, чтобы родильница перестала быть нечистою, нужно произнести известные заклинания, чтобы был успех в деле или спокойное житье в новом доме, для того, чтобы хорошо родился хлеб, прекратилась засуха, для того, чтобы излечиться от болезни, для того, чтобы облегчилось положение умершего на том

 

 

10

свете, для всего этого и тысячи других обстоятельств есть известные заклинания, которые в известном месте, за известные приношения (sic!) произносятся священником.

„Я, действительно, отрекся от Церкви, перестал исполнять ее обряды и написал в завещании своим близким, чтобы они, когда я буду умирать, не допускали ко мне церковных служителей и мертвое мое тело убрали бы поскорее, без