Поиск авторов по алфавиту

Автор:Юстиниан, император

Юстиниан, имп. Послание к святому собору о Феодоре мопсуестском и о прочих

 Послание императора Юстиниана к святому собору о Феодоре мопсуестском и о прочих 1).

Искоренять возникавшие по временам ереси посредством собирания благоговейнейших священнослужителей и единодушным провозглашением правой веры доставлять мир святой Церкви Божией было всегдашнею заботою православных и благочестивых императоров, предков наших. Почему и Константин великий, – в то время, когда богохульствовал Арий и утверждал, что Сын не единосущен Богу и Отцу, но есть тварь и сотворен из не сущего, – собрал в Никее триста восемнадцать отцов, и, присутствуя на соборе сам, осудит и анафематствовал Ария и потщился утвердить правую веру, по которой те божественные отцы исповедуют, что Сын единосущен Богу и Отцу, а не есть тварь и не сотворен из несущего, и это так поется и до сего дня. Феодосий же старший, – в то время, когда Македоний отвергал божество Святого Духа, а Аполлинарий, его ученик, богохульствовал относительно домостроительства воплотившегося Бога Слова и утверждал, что Бог Слово не воспринял человеческого ума, но соединился с плотию, имеющею неразумную душу, собрав в городе Константинополе сто пятьдесят отцов и сам приняв участие на соборе, осудил и поразил анафемой вышеупомянутых еретиков вместе с их нечестивым учением и последователями, и приложил старание о том, чтобы проповедовалась правая вера. А Феодосий младший, – когда нечестивый Несторий утверждал, что иной – Бог Слово и иной – Христос, и вводил нечестивую мысль, что Слово – Сын Бога и Отца по естеству, а Христос – Сын только по благодати, и отвергал, что святая Мария есть Богородица, – собрал первый ефесский собор из двух сот святых отцов, и, отправив председателей, долженствовавших присутствовать на соборе, заставил и самого Нестория присутствовать там, и произвести суд над ним; и когда сделано было тщательное расследование, отцы осудили и анафематствовали Нестория вместе с его последователями. После этого последователи нечестивого Нестория,

316

 


восстав против святейшего Кирилла, постарались (насколько было это в их власти) отменить определение, произнесенное против Нестория. Но император Феодосий, защищая то, что́ было справедливо таким образом определено против Нестория и нечестивого его учения, постарался дать законную силу состоявшемуся против него постановлению суда. Сверх того, когда пред императором пустословно взводили на божественного Кирилла и некоторые другие вины, Кирилл написал к императору следующее: „после того как мне, благочестивейший император, было передано, что некоторые сплетники наподобие злых ос нажужжали в уши твои и изрыгали на меня злые речи, пустословя, будто бы я утверждаю, что божественное тело Христово принесено с неба, а не от святой Девы воспринято, а также будто бы я исповедую двух сынов по мысли Нестория, я счел за должное немного сказать против них так: о, сумасброды, ничего не знающие кроме искусства клеветать! каким образом вы дошли до такой мысли и набрались столько безумия? Вам следовало бы ясно уразуметь, что почти все наше рассуждение о вере исходит из нашего старания доказать, что святая Мария есть Богородица. А если, как они говорят, мы утверждаем, что божественное тело Христа низошло с небес, а не родилось от нее, то как можно было бы называть ее Богородицею? Кого же в самом деле она родила, если не истинно то, что она по плоти родила Еммануила. Итак пусть будут осмеяны те, которые пустословят о мне то или другое. Не ложно говорит святой Исаия, когда так пророчествует: се Дева во чреве примет, и родит Сына, и нарекут имя ему Еммануил, еже есть с нами Бог (Ис. 7, 14). И без сомнения истинно сказал архангел Гавриил, так говоря Марии: не бойся Мариам: обрела бо еси благодать у Бога. И се зачнеши во чреве, и родиши Сына, и наречеши имя ему Иисус (Лук. 1, 30. 31). Той бо спасет люди своя от грех их (Матф. 1, 21). Когда же мы говорим, что Господь наш Иисус Христос нисшел с небес, то это мы говорим не в том смысле, будто Он принес святую плоть свою с небес, но следуем только святому Павлу, который говорит так: первый человек от земли, перстен: вторый человек, Господь с небесе (1 Кор. 15, 47). Подражаем еще и самому Господу, который говорит: никтоже взыде на небо, токмо сшедый с небесе, Сын человеческий (Иоан. 3, 13). Но что касается до плоти, Он родился, как мы сказали, от святой Девы. А так как Слово Божие, нисходя с неба, Само Себя умалило, зрак раба приим, и явилось сыном человеческим, хотя тем не менее Оно осталось Тем же, Кем было и прежде, т. е. Богом (потому что Оно неизменяемо и неподвержено никакой перемене по Своей природе): то, когда Оно мыслится уже заодно с своею плотию, говорится, что Оно пришло с небес.

317

 


Оно еще именуется и человеком с небес, будучи совершенно по Божеству, а равно совершенно и по человечеству, и мыслится как единое лицо; потому что един есть Господь Иисус Христос, хотя не безызвестно нам различие естеств, из которых, как мы говорим, совершилось то неизреченное соединение. Итак, исповедуем, что Слово, единородный Сын Божий, есть совершенный Бог и совершенный человек, состоящий из тела и души, одаренной разумом, что Оно по Божеству рождено от Отца прежде веков, и Оно же в последние времена ради нас и ради нашего спасения родилось от Марии Девы по человечеству; Оно единосущно Отцу по Божеству и единосущно нам по человечеству, потому что произошло соединение двух естеств. Отсюда следует, что мы исповедуем единого Христа, единого Сына, единого Господа, и еще исповедуем, что святая Дева во истину соделалась Богородицею, потому что Бог Слово облекся плотию и соделался человеком и в самом зачатии приял в единение с Собою храм, который заимствовал от Нее. Если угодно, возьмем для примера наш собственный состав, по которому мы люди. Именно, мы состоим из души и тела, и усматриваем в себе две природы, одну телесную, другую духовную, а человека, составившегося из соединения той и другой, видим одного; и составление из двух природ не произвело того, чтобы вместо одного человека мы представляли двоих; а мы, как я сказал, мыслим одного человека, составленного из души и тела. Если же мы отвергали бы то, что из двух и различных естеств произошел единый и нераздельный в единстве Христос, тогда противники сказали бы: если из одного естества состоит всецелый Христос, то каким же образом Он мог облечься в естество человеческое, или какую Он мог воспринять свойственную Себе плоть? Что же касается тех, которые говорят, что произошло сорастворение, слияние, или смешение естеств Бога Слова с плотию, то да удостоит твое благочестие открыто заградить им уста“. – После этого, когда умер Кирилл, появился некоторый монах и архимандрит, по имени Евтихий. Он увлек за собой немало народа, поддерживая ересь Нестория и нечестивое его учение и говоря, что плоть Господа нам не единосущна. И опять немало спустя, по действию диавольскому, собирается в Ефесе другой, разбойнический, а никоим образом не святой, собор. Туда послан и Флавиан константинопольский, между тем как верховная власть была там в руках Диоскора, епископа александрийского. Божественного Флавиана, защищавшего православную веру, умерщвляют; авторитет первого ефесского собора отменяют, за подписью некоторых епископов, вынужденных силою под угрозой смерти, в числе которых находился и Василий, епископ Селевкии. Тогда как здесь во все услы-

318

 


шание излагали пагубное учение Нестория, Диоскора и Евтихия и возникли большие волнения, особенно на востоке, умерщвлены были Протерий, великий иерей, и многие другие. При таком положении вещей, по Божию изволению, Маркиан делается императором. Он собрал в Халкидоне собор из шести сот тридцати отцов, в присутствии Диоскора и Евтихия, и сам был вместе с ними на этом соборе; здесь осуждаются Диоскор и Евтихий, и Несторий снова анафематствуется. А Феодорит, Ива и Василий, епископ Селевкии, снова приняты в общение, хотя они и подписались на первом соборе; и таким образом, по отменении и осуждении Деяний разбойнического собора, святые отцы между всеми водворили согласие. После того, как таким образом состоялись четыре собора, получили утверждение и приобрели авторитет в Церкви Божией, последователи Нестория опять стали стараться об утверждении своей ереси посредством сочинений Феодора мопсуестского, который богохульствовал гораздо хуже Нестория, его ученика. Итак мы, следуя нашим святым отцам и желая соблюдать правую веру без малейшего пятна, увещеваем вас, чтобы вы, исследовав также и его хуления, произнесли свой приговор о нем и его последователях. Ибо сверх иных бесчисленных злоречивых слов, которые нечестиво изрыгнул на Христа Бога нашего, он высказал еще, что иной – Бог Слово, иной – Христос, который, будучи обуреваем душевными волнениями и плотскими страстями, будто бы мало по малу отставал от дурных наклонностей, потом, посредством преуспеения в (добрых) делах, достиг лучшего состояния и проводил беспорочную жизнь, что он, как чистый человек, будучи крещен во имя Отца и Сына и Святого Духа и получивши чрез крещение благодать Святого Духа, сделался достойным усыновления; и на подобие царского образа, будучи поклоняем в лице Бога Слова, Христос после воскресения сделался непоколебим духом и свободен от грехов. Кроме того он провозглашал, что соединение Слова со Христом было такое же, о каком говорит апостол относительно мужа с женой: будета оба в плоть едину (1 Кор. 6, 16). При этом убеждаю вас, чтобы вы еще рассмотрели, что́ коварно написали Феодорит и Ива против первого ефесского святого собора, и чтобы вы и о них также произнесли свои приговоры.

Отцы, снова тщательно рассудивши об этом, отвечали: „Халкидонский святой собор, строго обвинивши Феодорита и Иву, принял их в общение не иначе, как с условием, чтобы они наперед осудили свои злые сочинения, Феодора и Нестория. Мы же кроме всех прочих еретиков, осужденных названными четырьмя соборами и исключенных из Церкви, осуждаем еще и отлучаем

319

 


Феодора, который был епископом Мопсуестии, и его нечестивые книги; еще и то, что Феодорит коварно написал против правой веры, против двенадцати глав святого Кирилла, против первого ефесского этого собора и в защиту Феодора и Нестория. Кроме того, осуждаем еще послание, которое, говорят, Ива написал к Маре Персу и в котором отрицается, что Бог Слово соделался человеком, воплотившись от святой Девы Богородицы Марии, а божественный Кирилл поносится как еретик, и укоряется первый ефесский святой собор, будто бы он по неизвестной причине осудил Нестория; двенадцать же глав святого Кирилла это послание передает оплеванию, а за Нестория и Феодора и их нечестивые сочинения и мысли заступается. Почему, по всей справедливости приписывая отцу лжи диаволу необузданные языки этих еретиков, их нечестивейшие Писания и их самих, до последней крайности упорствующих в своих ложных мнениях и лукавстве, скажем: ходите светом огня вашего, и пламенем, егоже разжегосте (Ис. 50, 11)“ 1).

 

Конец пятого тома.

_______________

1) Три последние сочинения Юстиниана (грамота, исповедание и иослание) имеются в подлиннике на греческом и латинскомъ языках. Ред.

320


Страница сгенерирована за 0.32 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.