Поиск авторов по алфавиту

Автор:Булгаков Сергий, протоиерей

ГЛАВА III. Крещение Иоанново

Проповедью покаяния не исчерпывалось служение Иоанна, ибо он был послан крестить в воде (Ио. 1,33), почему и зовется Креститель, и крещение это было «крещение покаяния для прощения грехов» (Мр. 1,4). «И крестились от него в Иордане, исповедуя грехи свои» (Мф. 3,6), «крестился весь народ» (Лк. 3,21), причем крещение это совершалось не чрез омовение (ср. Лев. XIII-XIV) или окропление очистительной водой, которое обычно было в ритуале Моисеева закона (Числ. 19, 13-20), но видимо чрез погружение в воду, почему и совершалось в реке и в местах наибольшей глубины (напр. в Еноне вблизи Салима: «потому что там много воды». Ио. 3,23).

Что означает это таинственное действие Иоанново, на которое он был послан Богом? (Ср. Мф. 21,25 вопрос Господа первосвященникам и старейшинам, который, конечно, подразумевает только один, именно утвердительный, ответ: «крещение Иоанново откуда было: с небес или от человеков?»). Нельзя человеку до конца проникнуть в тайну крещения Иоаннова, ибо она есть и тайна крещения Христова («для того (я) пришел крестить в воде, чтобы Он явлен был Израилю» — Ио. 1,31), а строительство нашего спасения недоведомо до конца тварному разуму.

Крещение Иоанново было, прежде всего, во исповедание

68

 

 

грехов: оно означало внешнее выражение внутреннего решения — изменить жизнь свою.) Оно в этом смысле имело, прежде всего, ознаменовательное значение для крещаемого, имело, таким образом, личное, субъективное значение.

Но сверх этого субъективного момента, который мог быть связан и с любым внешним знаком, исповеданием, молитвой, клятвенным обещанием, существовал еще и внешний обряд, крещение водою. Этот обряд представлял собою, во первых, нечто новое, в установлениях ветхозаветных отсутствовавшее: Иоанн здесь выступает как новый законодатель, он и в этом выходит из Ветхого Завета и его ритуального закона, также как он выходит и из ветхозаветного храма и благочестия. Правда, это новшество первоначально не было почувствовано, как новшество, заключающее в себе начало отмены ветхозаветных очистительных жертв и закона, но рассматривалось, как благочестивое его восполнение. Это видно из того, что к Иоанну шли все, в том числе и фарисеи, хранители закона, к саддукеи (Мф. 3,7), и лишь в конце концов они «не поверили ему» (Мф. 21,25). Однако в действительности крещение Иоанна было не дополнением, но предначинающимся превосхождением, преодолением ветхозаветного закона. Еще не сказаны были последние слова: «се оставляется дом ваш пуст» (Мф. 23,28), и завеса церковная еще не раздралась надвое сверху и донизу (Мф. 27,51). Однако времена и для храма и для его закона уже исполнились, и сын священника и наследственный левит Иоанн вне храма совершает новый обряд.

Обряд этот — крещение водой. Вода, прозрачная и

*) Лк. 3, 3-4: «и он проходил по всей окрестности Иорданской проповедуя крещение покаяния к (είς) прощению грехов, как написано в книге слов прор. Исаии». Это относится и к совершающемуся прощению» и к покаянному настроению.

69

 

 

светлая стихия, она уже дана для этого в природе, как нечто бесспорное. Но крещение через погружение в воду имеет, сверх того, еще и другое, особое значение: погружающийся в крещальные воды как бы уходит из этого мира, в который он возвращается снова выходя из воды. Если погружение продолжится, то человек утопает и уже не возвращается в мир. Если погружение сопровождается духовной катастрофой, перерождением, то человек возвращается уже иным, он как бы воскресает, тот же и не тот, новый. Этого обновления, нового рождения " и παλιγγενεσία, тщетно искали языческие мистерии.

О       таком обновлении говорило и крещение Иоанново. Было ли оно таковым, что именно оно давало? Несомненно, одно, именно чего оно н e давало и не имело силы дать: отпущения грехов и, в особенности, греха — первородного, ибо оно было только крещение водой. Сам Иоанн неустанно это подчеркивал, свидетельствуя о бессилии своего крещения и противопоставляя его подлинному крещению как рождению от воды и Духа (Ио. 3,5). «Я крещу вас в воде в покаяние, но Идущий за мною... будет крестить вас Духом Святым и огнем» (Мф. 3,11 — Мр. 1,8. — Лк. 3,16, ср. Ио. 1,33)). Разумеется бессильно крещение водой и только водой, в сравнении с этим крещением водою и Духом или прямо Духом Святым и огнём. Иоанн не мог низводить Святого Духа на крещаемых. Но, следовательно, было ли его крещение вообще крещением, или, — еще раз, — чем оно было? Труден и таинственен вопрос. Несомненно, оно не может быть понято само из себя, как не может быть понят сам из себя и Предтеча, который сам объясняет себя из

*) Эти тексты имеют варианты в том отношении, что y Мр.· и Лк. говорится о крещении Духом Святым и огнем, у Мр. а также и Ио. говорится лишь о крещении Духом, но по существу это различия не представляет.

70

 

 

Грядущего по нем. Согласно толкованию отцов *), крещение Иоанново было введением и приготовлением к крещению Христову. Проповедь Евангелия и начинается и заканчивается крещением: начинается крещением Иоанновым (у всех четырех евангелистов) и заканчивается заповедью Спасителя о крещении всех (Мф. 28,19). Крещение водою лишено смысла, если оно не является формой для будущего, истинного крещения. Однако до времени получает самостоятельное значение и форма, как предварение грядущего, как человеческий вопрос, на который следует божественный ответ. Для того, чтобы быть крещеным, человек должен ощутить потребность крещения, выйти к нему на встречу, в пустыню, хотя бы оставив позади древний храм. Доколе человек жил в храмовом благочестии и им оставался сыт, не ища крещения во оставление грехов, он и не мог получить крещения. В ветхозаветном иудействе должна была пробудиться жажда крещения, ее пробудителем явился Креститель, который пробуждал ее не словом, но самим делом, звал ко крещению и уже крестил. Что давало и давало ли что-нибудь такое крещение? Из того, что оно не было вполне подлинным крещением, не следует, что оно совсем не было им и ничего не давало. Оно не было таинством, подающим сверхприродный дар благодати Св. Духа, но оно было, если так можно выразиться, природным тайнодействием: все лучшие силы человеческой души, вложенные в нее при творении, напрягались, пробуждались, сосредоточивались в молитве, покаянии, вере. Естественная сторона крещения, то именно, что требуется от человека для принятия благодати крещения, здесь было налицо, а это не ничего и даже не мало. Разумеется после пришествия Христова и сошествия Св. Духа крещение Иоанново является

*) Св. Василий Великий бec. 13. Св. Иоанн Златоуст в толк. на 1 гл. Ев. Ио.

71

 

 

пережившим себя и некоторым недоразумением, как в этом можно убедиться из случаев, рассказанных в Д. Ап.: 18, 24-28; 19, 1-17. Здесь рассказывается, что в Ефесе некто Аполлос насаждал начатки веры, зная только крещение Иоанново и ученики его не знали о Духе Св. Тогда же прибывший в Ефес ап. Павел сказал им: «Иоанн крестил крещением покаяния, говоря людям, чтобы веровали в Грядущего по нем. т. е. в Христа Иисуса. Услышав это они крестились во имя Господа Иисуса». Незавершенное без всяких трудностей было завершено, и трудно понятное недоразумение устранено: было ясно, что крещение водой, лишенное даров Св. Духа, не было уже крещением, в свете христианского крещения. Но оно было крещением, обращенным к В. 3., к подзаконному иудейству: глас вопиющего в пустыне звал его к новой жизни чрез покаяние. Замечательно, что это Иоанново крещение покаяния сохраняло свое значение, так сказать, огласительное, даже и после крещения Христова и явления Его народу. Согласно Евангелию от Иоанна, Иоанн оставался в своих местах у Иордана, сначала в Вифаваре при Иордане (Ио. 1,28), а затем в Еноне близ Салима (3,23), и продолжал крестить. Итак, до самого заключения в темницу он оставался Крестителем (3, 23-24). Но еще более замечательно то, что крещение — и, очевидно, также лишь крещение покаяния, — было воспринято и учениками Иисуса, когда Он пришел с ними в землю Иудейскую, «и там жил с ними и крестил» (3,22). Правда, это неожиданное сообщение пояснено в 4, 2 в том смысле, что «сам Иисус не крестил, а ученики его», тем не менее, евангелист прямо сопоставляет две группы крестящих: Иисус и ученики его и Иоанн и ученики его (3, 22, 25-6), так что возникло соперничество у учеников Иоанновых: «и пришли к Иоанну и сказали ему: равви, Тот, Который был с тобою при Иордане и о Котором ты свидетельствовал, вот Он крестит и все идут к Нему» (3, 26), и этим вызвали приснопамятный ответ

72

 

 

Иоанна, самосвидетельство Предтечи, «друга Жениха» (3, 27-36). «И когда узнал Господь, что услышали иудеи, что Иисус приобретает учеников и крестит больше чем Иоанн, оставил Иудею и отошел в Галилею» (Ио. 4, 1-3). Других указаний о крещении учеников Иисусовых в Евангелии не встречается. Нет сомнений, что это было не новозаветное крещение, — в смерть Господа, которое и невозможно было ранее самой искупительной Его смерти. Это была дань участия в том покаянном движении, которое сосредоточилось вокруг Иоанна, почему и отмечается учениками его с удивлением и некоторой ревностью больший успех учеников Иисуса. И это была дань уважения к делу Крестителя, которое не было просто отменено и закончено с исполнением его предназначения, но еще продолЖалось в известном ограниченном размере до заключения в темницу и смерти Предтечи. Ею оно и закончилось, хотя некоторое время и продолжало существовать уже в качестве некоторого духовного пережитка.

Насколько явление самого Предтечи предшествовало явлению Христа, настолько же и крещение его приуготовляло к новозаветному крещению. Можно, в частности, сказать, что оно уготовляло для него священное вещество — воду, ибо крещальные воды суть воды Иорданские, и крещальное водоосвящение есть крещенское, богоявленское водоосвящение (см. последование крещения). Иоанн познал таинство водное, он явил воды иорданские (не в географическом, но в мистическом смысле). Он избрал и указал те воды, в которые погрузилось пречистое тело Господа, и сошел Дух Святой, и тем раз навсегда предсовершено было таинство крещения, уготована крещальная купель, священный фоб, в который полагаются, в ознаменование тридневной смерти Господа, крещаемые. Крещальные воды дважды прообразованы в Ветхом Завете: воды потопа (1 Петр. 3,20-21), в котором погребен был род человеческий, но соблюдена была его живая отрасль в семействе Ноевом, и воды Чермного моря (1 Кор. 10,2), через которые прошли

73

 

 

израильтяне, но потонули египтяне. Прообразы эти, однако, содержат лишь смерть одних и спасение других, но не смерть и воскресение одного и того же, каковыми является христианское крещение. Крещение в самом широком смысле означает спасительную смерть и преображение всего мира, которое наступает в конце времен, когда явится новое небо и новая земля. Иоанн крестил не без имени и не от своего имени: как Предтеча, он крестил во Имя Грядущего по нем. По слову ап. Павла, «Иоанн крестил крещением покаяния, говоря людям, чтобы веровали в Грядущего по нем, т. е. Иисуса Христа» (Д. Ап. 19,4), и таково же преобладающее мнение св. отцов (св. Амвросий, блаж. Иероним и др.) *). Этим определяется и сила этого крещения: оно не было бессильно, ибо совершалось уже во Имя, в то Имя, пред Которым преклоняется всякое колено небесных, земных и преисподних, это было, во всяком случае, соединяющееся с покаянием действенное благословенье Именем — новозаветное благословение еще и в Ветхом Завете. Но оно не имело и той силы, которую имеет новозаветное во Имя, как оно развертывается в именовании всей Св. Троицы — Отца и Сына и Св. Духа. Но и это раскрытие Имени Божьего, как Имени Св. Троицы, совершилось в недрах крещения Иоаннова в Богоявлении, когда однажды на веки осуществилась полнота Христова и христианского крещения.

*) Вишняков, цит. соч. стр. 13.

74

 


Страница сгенерирована за 1.39 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.