Поиск авторов по алфавиту

Автор:Болотов Василий Васильевич, профессор

Общие черты отношения Сына к Отцу

Наметим общие черты образа Сына и Его общее отношение к Отцу, по учению Оригена.

Св. писание дает Сыну множество названий, но не все они имеют одинаковое значение: многие из них указывают только на отношение Сына к миру, 1) и даже те, которые характеризу-

1) in Joh. t. 2, 12 p. 71; 145. χρὴ μέντοιγε εἰδέναι, ὅτι τινὰ ὁ Σωτὴρ οὐχ αὐτῷ εἶναι (leg. ἐστίν),  ἀλλ' ἑτέροις, τινὰ δὲ αὐτῷ καὶ ἑτέροις· ξητητέον δὲ εἴ τινα ἐαυτῶ καὶ οὐδενί. Σαφῶς μὲν γὰρ ἑτέροις ἐστὶ ποιμήν... καὶ ὁδός... καὶ θύρα, καὶ ῥάβδος· ἐαυτῶ δὲ καὶ ἑτέροις Σοφία, τάχα δὲ καὶ Λόγος, in Joh. t. 1, 22 p. 22; 57. τάχα γὰρ Σοφία ἔμενε μόνον [Сын, если бы мир пребывал в святости], ἢ καὶ Λόγος ἢ καὶ ζωή, πάντως δὲ καὶ ἀλήθεια· οὐ  μὴν δὲ καὶ τὰ ἄλλα ὅσα δι' ἡμᾶς προσείληφε. Καὶ μακάριοί γε, ὅσοι δεόμενοι τοῦ  ϒἱοῦ τοιοῦτοι γεγόνασιν, ὡς μηκέτι αὐτοῦ χρήζειν ίατροῦ... μηδὲ ποιμένος, μηδὲ ἀπολυτρώσεως, ἀλλὰ Σοφίας, καὶ Λόγου, καὶ δικαιοσύνης, εἴ τι ἄλλο τοῖς διὰ τελειότητα χωρεῖν αὐτοῦ τὰ κάλλιστα δυνάμενοις.

243

 


ют Его в Самом Себе, именно: Премудрость, Слово, истина и т. п., различаются по своему порядку в своем взаимном отношении; например, Слово есть обнаружение, а истина — содержание Премудрости. 1) Сын Божий и по самым Своим определениям есть альфа и омега, начало и конец. 2) Только Премудрость можно назвать непроизводным, примитивным определением Сына, альфою и началом представлений о Нем. 3) Множественность названий Сына представляется Оригену весьма характерной; отголосок древнего философского учения о различии между τὸκυριώτερον ν и ν πολλά, 4) между монадою и ἀρχάγγελος πολυώνυμος, 5) христианизованного Климентом, 6) слышится и в системе Оригена. Несмотря на то, что это множество определений Сына до известной степени объединяется в центральном их пункте, — в определении Сына как Премудрости, и нисколько не ослабляет реального единства Его

1) in Joh. t. 2, 4 p. 54; 116. εἰ δὲ ἀλήθεια μία, δηλονότι καὶ ἡ κατασκευὺ αὐτῆς καὶ ἡ ἀπόδειξις Σοφία τυγχάνουσα, μία εὐλόγως ἄν νοοῖτο πάσης τῆς νομιζομένης σοφίας, οὐ κρατούσης τῆς ἀληθείας, οὐδὲ σοφίας ἄν ὑγιῶς χρηματιξούσης... καὶ Λόγος ὁ ἀπαγγέλλων τὴν ἀλήθειαν καὶ τὴν Σοφίαν ἀπλῶν καὶ φανερῶν εἰς τοὺς χωρητικούς, εἰς ν τυγχάνοι. in Joh. t. 1, 22, p. 20; 56 (стр. 237, пр. 1). t. 1, 42, p. 45; 100. τὸν δὲ Λόγον... τὸ ἀπαγγελτικόν.

2) in Joh. t. 1, 35 p. 36; 84. ὅπου δὲ εἰς διαφόρους ἐπινοίας τοῦ  ϒἱοῦ τοῦ  Θεοῦ , τὸν λόγον (ἀνηνέγκαμεν), καὶ ἔχομεν τὴν διαφορὰν πρώτου καὶ ἀρχῆς, καὶ ἐσχάτου καὶ τέλους, ἔτι δὲ καὶ τοῦ  Α καὶ τοῦ  Ω. Ibid. n. 34 p. 35; 84. εἰ δὲ  ἐστι  γράμματα Θεοῦ ... τὰ στοιχεῖα ἐκεῖνα... αἱ ἔννοιαι τυγχάνουσιν, κατακερματιζόμεναι εἰς ἄλφα, καὶ τὰ ἑξῆς, μέχρι τοῦ ω, τοῦ ϒἱοῦ τοῦ Θεοῦ. Πάλιν δὲ ἀρχή καὶ τέλος ὁ αὐτὸς. ἀλλ' οὐ κατὰ τὰς ἐπινοίας ὁ αὐτὸς.

3) in Joh. t. 1, 22 p. 21; 57. ἀναγκαῖον δὲ εἰδέναι ὅτι οὐ κατὰ πᾶν ὀνομάζεται, ἀρχή  ἐστιν αὐτὸς. Πῶς γάρ, καθὸ ζωὴ  ἐστι , δύναται εἶναι ἀρχή, ἥτις ζωὴ γέγονεν ἐν τῷ Λόγῳ, δηλονότι ἀρχή τυγχάνοντι αὐτῆς; «Ετι δὲ σαφέστερον, ὅτι καθὸ πρωτότοκός  ἐστι ἐκ τῶν νεκρῶν (Coloss. 1. 18), οὐ δύναται εἶναι ἀρχή. Καὶ ἐὰν ἐπιμελῶς ἐξετάζωμεν αὐτοῦ πάσας τὰς ἐπωνυμίας, μόνον κατὰ τὸ  εἶναι Σοφία ἀρχή  ἐστιν, οὐδὲ κατὰ τὸ εἶναι Λόγος ἀρχή τυγχάνων, εἴ γε ὁ Λόγος ἐν  ἀρχή ήν· ὡς εἰπεῖν ἄν τινα τεθαῤῥηκότως πρεσβύτερον πάντων τῶν ἐπινοουμένων ταῖς ὀνομασίαις τοῦ πρωτο­τόκου πάσης κτίσεώς  ἐστιν ἡ Σοφία. Ὀ Θεὸς μὲν οὖν κ. τ. λ. t. 1, 42 ρ. 46; 101. ἐπεὶ οὖν... ἔστι προεπινοουμένη ἡ σοφία τοῦ  αὐτὴν ἀπαγγέλλοντος λόγου, νοητέον τὸν Λόγον ἐν  τῆ ἀρχή, τουτἐστι  τῆ Σοφία, ἀεὶ εἶναι. Ibid. ρ. 47; 104. νοηθήσεται ὁ Χριστὸς ἐν  ἀρχή τῆ Σοφία τὴν ὑπόστασιν ἔχων.

4) У Платона (см. стр. 79 пр. 3), равно как и у Плотина (см. стр. 37 прим. 6).

5) У Филона (стр. 20 пр. 4).

6) См. стр. 79 пр. 3.

244

 

 

как Лица, 1) Он, в воззрении Оригена, является с признаком некоторой множественности в отличие от строгого единства Отца — абсолютной монады. «Бог есть совершенно единое и простое, Спаситель же наш, ради многого, становится многим». «Он стал всем». «Он — множество благ». «Мысленная красота Его разнообразна». В Нем — все божественные совершенства, 2) и каждое из них в человеческом воззрении является в своей особности. Однако же эта множественность не есть нечто вполне и ис-

1) in Joh. t. 1, 30 p. 32; 77. μηδεὶς δὲ προσκοπτέτω διακρινόντων ἡμῶν τὰς ἐν  τῷ Σωτῆρι ἐπινοίας, οἰόμενος καὶ τῆ οὐσία ταὐτὸν ἡμᾶς ποιεῖν. in Jerem. h. 8, 2 p. 171; 337. πάντα γὰρ ὅσα τοῦ  Θεοῦ , τοιαῦτα ἐν  αὐτῷ (Χριστῶ Ἰησοῦ) ἐστίν ὁ Χριστός  ἐστι  Σοφία τοῦ  Θεοῦ , αὐτὸς δύναμις Θεοῦ , αὐτὸς δικαιοσύνη Θεοῦ , αὐτὸς ἀγιασμός, αὐτὸς ἀπολύτρωσις, αὐτὸς φρόνησίς  ἐστι  Θεοῦ . 'Αλλά τὸ  μὲν ὑποκείμενον ἐν  ἐστι , ταῖς δὲ ἐπινοίαις τὰ πολλὰ ὀνόματα ἐπὶ διαφόρων έστί. καὶ οὐ ταὐτὸν νοείς περὶ τοῦ  Χριστοῦ, ὅτε νοεῖς αὐτὸν Σοφίαν, καὶ ὅτε νοεῖς αὐτὸν δικαιοσύνην.

2) in Joh. t. 1, 22 p. 21 ; 57. ὁ Θεὸς μὲν οὖν πάντη ἐν ἐστι καὶ ἀπλοῦν· ὁ δὲ Σωτὴρ ἡμῶν διὰ τὰ πολλά, ἐπεὶ προέθετο αὐτὸν ὁ Θεὸς ίλαστήριον (Rom. 3, 25) καὶ ἀπαρχὴν πάσης τῆς κτίσεως, πολλὰ γίνεται· ἢ καὶ τάχα πάντα ταῦτα καθαρίζει αὐτοῦ ἡ ἐλευθεροῦσθαι δυναμένη πᾶσα κτίσις. Καὶ διὰ τοῦτο γίνεται φῶς τῶν  ἀνθρώπων... καὶ πρωτότοκος ἐκ τῶν νεκρῶν... καὶ ποιμήν. По-видимому, эта мно­жественность определений характеризует Сына не как второе Лицо в отличие от первого, а лишь как вочеловечившегося Христа или вообще как посредника между миром и Богом; Спасительстановится многим; речь идет о многосто­ронности Его отношения к миру. Это справедливо; но в данном случае указаны лишь немногие частные проявления этой множественности, а ее корни лежат несомненно глубже. Следует обратить внимание на слова: ὁ Θεὸς μὲν о ν, из которых очевидно, что вся эта тирада есть только вывод, обобщение прежде сказанного. Необходимо, поэтому, представить более важные пункты этого отдела (n. 22). Δημιουργὸς δὲ ὁ Χριστὸς ὡς ἀρχή, καθὸ Σοφία ἐστί, τῷ Σοφία εἶναι καλοῦμενος ἀρχή... Вскоре затем следуют слова: κατὰ μὲν τὴν σύστασιν κ. τ. λ. (стр. 237 пр. 1)... λαμβανομένου. Καὶ οὐ θαυμαστὸν εἰ, ὦ ς  προειρήκαμεν, πολλὰ ὢν ἀγαθά ὁ Σωτὴρ, ἐνεπινοούμενα ἔχει ἐν αὐτῷ πρῶτα, καὶ δεύτερα, καὶ τρίτα. Ὃ γοῦν Ἰωάννης ἐπήνεγκε φάσκων περὶ τοῦ  Λόγου·... ἐν  αὐτῷ ζωὴ ἦν· Вскоре затем идут слова: ἵνα κατὰ τὴν Σοφίαν κ. Τ. λ. (стр. 227 пр. 3),... ἀναγκαῖον δὲ κ. τ. λ. (стр. 244 пр. 3)... ἡ σοφία. ὁ Θεὸς μὲν οὖν κ. τ. λ. (в настоящем примечании), и наконец, спустя несколько строк, — τάχα γὰρ κ. τ. λ. (стр. 243 пр. 1). Таким образом, смысл предшествующего — следующий: Как начало Христос есть Премудрость. «И неудивительно, если Спаситель, будучи,— как мы сказали выше,— множеством благ, имеет определения первого, второго и третьего по­рядка». Христос — не Премудрость только, но и Слово и жизнь, а это определе­ния уже не примитивные. «Итак, Бог есть совершенно единое и простое, а Спа­ситель наш ради многого, так как Бог предложил Его в жертву умилостивления и нача-

245

 

 

ключительно субъективное, существующее только в нашем воззрении: в ее основе лежит что-то объективное, 1) потому что только этим и можно объяснить, что в нашем воззрении с признаком множественности мыслится не Отец, но именно Сын. Ориген, может быть, не отказался бы пояснить свое воззрение на отношение между Богом Отцом и Сыном чрез сравнение с отношением простого, естественного света к преломленному в призме. Со-

 

держание того и другого света совершенно одинаково, различие между ними — только в форме: та же полнота объективных цветов заключается в первом, что и в последнем, и однако же там это разнообразие бесследно для глаза исчезает в единстве белого цвета, и нужно посредство призмы для того, чтобы этот, видимо, столь простой цвет представил нашему глазу всю сложность своего состава. Как призматическое преломленье света

ток всего создания, становится многим». Но и это предшествующее имеет теснейшую связь со «сказанным выше», т. е. in Joh. t. 1, 11 p. 11. 12. 13; 40. 41 ὡς ὡραῖοι οἱ πόδες τῶν εὐαγγελιζομένων ἀγαθά (Isa. 52, 7). καὶ  μὴ  θαυμάση τις εἰ πληθυντικῶ ὀνόματι τῷ τῶν ἀγαθῶν τὸν  Ἱησοῦν ἐξειλήφαμεν εὐαγγελίζεσθαι ἐκλαβόντες γὰρ τὰ  πράγματα καθ' ὢν τὰ ὀνόματα κεῖται ἂ ὁ ϒἱὸς τοῦ  Θεοῦ  ὀνομάζεται, συνήσομεν πῶς πολλὰ ἀγαθά ἐστιν Ἰησοῦ ς ... Ἓν μὲν γὰρ ἀγαθόν ζωή, Ἱησοῦς δὲ ζωή. Καὶ  ἔτερόν  ἀγαθόν φῶς τοῦ  κόσμου, φῶς τυγχάνον ἀληθιὸν, καὶ φῶς τῶν ἀνθρώπων ἅπερ πάντα ὁ ϒἱὸς εἶναι λέγεται τοῦ  Θεοῦ. Καὶ ἄλλο ἀγαθόν κατ' ἐπίνοιαν παρὰ τὴν ζωὴν καὶ τὀ φώς, ἡ ἀλήθεια. Καὶ τέταρτον παρὰ ταῦτα ἡ... ὁδός... ἡ ἀνάστασις... Ἀγαθὸν  γὰρ ἡ Σοφία τοῦ Θεοῦ,ἣν ἔκτισεν ὁ Θεὸς ἀρχήν... ἧ προσέχαιρεν ὁ Πατὴρ αὐτῆς, ἐνευφραινόμενος  τῷ πολυποικίλω νοητῶ κάλλει αὐτῆς...Ἀλλά καὶ ἡ δύναμις τοῦ  Θεοῦ  ἤδη ὄγδοον ἡμῖν ἀγαθόν καταλέγεται, ἥτις ἐστὶν ὁ Χριστός. Οὐ σιωπητέον δὲ οὐδὲ τὸν  μετὰ τὸν  Πατέρα τῶν ὅλων Θεόν Λόγον οὐδενὸς γὰρ ἔλαττον ἀγαθοῦ καὶ τοῦτο τὸ ἀγαθόν... αύτοδικαὶοσύνη ἀγαθόν ἐστι, καὶ αὐτοαγιασμός, καὶ αὐτοαπολύτρωσις... Παρέσται δὲ τά γεγραμμένα περὶ αὐτοῦ δυσεξαρίθμητα, παριστάντα πῶς πλῆθος ἀγαθῶν  ἐστιν Ἱησοῦς, ἀπὸ τῶν δυσεξαριθμήτῶν καὶ γεγραμμένων καταστοχάζεσθαι τῶν ὑπαρχόντων μὲν ἐν  αύτω, εἰς ὅν εὐδόκησεν ἀπαν τὸ πλήρωμα τῆς θεότητος κατοικῆσαι σωματικῶς (Coloss. 2, 9), οὐ  μὴν ὑπὸ γραμμάτων κεχωρημένων... οὗτος γὰρ  ἐστιν ὁ ἀπὸ τοῦ ἀγαθοῦ Πατρὸς τὸ  ἀγαθὰ εἶναι λαβών, ἵνα ἔκαστος ἃ χωρεῖ διὰ Ἱησοῦ λαβών, ἐν  ἀγαθοῖς τυγχάνη. Отсюда видно, что в по­нятие множественности входят не только такие определения, как «свет мира», «путь», «воскресение», но и такие, как «истина», «Премудрость» и «(второй) по Отце всего Бог-Слово», т. е. признаки, характеризующие Сына как второе Лицо св. Троицы; что во Христе потому множество благ, что Он — носитель всей пол­ноты божества.

1) in Joh. t. 1, 11 ; 40. τὰ πράγματα καθ' ὢν τὰ ὀνόματα κεῖται.

246

 

 

открывает таившееся в нем разнообразие цветов, так в Сыне открывается вся полнота совершенств Божества. Премудрость, истина, жизнь — все эти совершенства составляют необходимое определение существа Бога-Отца; без них оно немыслимо. 1)  Но вместе с тем Отец отличен от премудрости, истины, жизни, и нельзя сказать, что премудрость или истина есть Бог-Отец. 2) Эти определения присущи Ему, но как бы в скрытом состоянии, как долженствующее; а как существующие актуально, как факт, эти определения существа Отца, премудрость, истина, жизнь, тождественны с Сыном.

На этом пункте различие Отца и Сына как ἒν и πολλὰ совпадает с Их различием как δύναμις и ἐνέργεια, которое составляет характерную черту представления Оригена об акте рождения Сына. Если Отец есть сила, virtus, ἐνέργεια; то ее необходимое обнаружение, действие, vigor, ἐνέργεια, есть Сын. Если Отец есть мысль, mens, то Сын есть воля, хотение, voluntas. Отец есть вечный свет и, следовательно, по самой природе Своей должен сиять, и это сияние есть уже не Отец, но Сын. В Сыне вся полнота божества, выразившаяся актуально. Отец потому и является в богословском воззрении как единое и простое, между тем как Сын становится многим, сияет многообразною идеальною красотою, — что в первом полнота божественной природы мыслится как возможное или долженствующее и потому неуловима для человеческого представления, между тем как в Сыне она является не «принципиально», не в своей «чистой идеальности» только, но как действие, 3) πρᾶγμα. Отец есть в строгом смысле Бог сокровенный, но вместе с тем Бог живой и потому необходимо долженствующий открыться; Сын есть Его полное вну-

1) de princ. 4, 28 ρ 190; 403 (стр. 205 пр. 1).

2) in Joh. t. 2, 18 p. 76; 156. δὲ λόγ à Πατὴρ τῆς ἀληθείας Θεὸς πλείων ἐστὶ καῖ μείζων ἁλήθεια· καὶ ὁ Πατὴρ ὢν σοφίας κρείττων ἐστὶ καὶ διαφέρων Σοφία, τούτω ὑπερέχει τοῦ εἶναι φῶς ἀληθιὸν. in Matth, t. 12, 9 p. 522; 996. ζῶν πάρα τὴν αὐτοζωήν (см. стр. 186 пр. 3). Отсюда видно, что в in Jerem. h. 8, 2 p. 171, 337 (стр. 231 пр. 3) Ориген выражает свою мысль не вполне точно, опуская это раз­личие в отношении таких определений, как премудрость, истина и т. n., к существу Отца и к существу Сына.

3 Dorner, I, 666 (стр. 236 пр. 2).

247

 

 

треннее самооткровение и вместе первое начало откровения внешнего. Сын — и только Он один — вмещает в Себе сияние всей славы Отца. 1) Сын есть Сама Премудрость, Само Слово, сама сущая истина, сама жизнь, сама правда, сама святость; 2) но именно потому, что красота Его разнообразна, и Он объективно существует как Премудрость, как Слово, как правда, т. е. с характером некоторой мысленной сложности, — Он и есть Бог откровения по преимуществу: в Своей множественности Он доступнее частичному познанию конечных существ; при этой множественности представляется более понятным Его многостороннее, божественно-разнообразное воздействие на мир ограниченных тварей, Его бесконечная применимость к их в различное время различным потребностям и различным степеням восприимчивости их то к истине, то к правде, то к жизни, то к разуму. 3)

 

Но, определяя Сына такими отвлеченными понятиями, как

1 in Joh. t. 32, 18 p. 450; 820. ὅλης μὲν οὖν οἶμαι τῆς δόξης τοῦ Θεοῦ  αὐτοῦ ἀπαύγασμα εἶναι τὸν ϒἱόν... φθάνειν μέντοιγε ἀπὸ τοῦ ἀπαυγάσματος τοῦτου τῆς ὅλης δόξης μερικὰ ἀπαυγάσματα ἐπὶ τὴν λοιπὴν λογικὴν κτίσιν οὐκ οἶμαι γὰρ τινα τὸ πᾶν δύνασθαι χωρῆσαι τῆς ὅλης δόξης τοῦ  Θεοῦ  ἀπαύγασμα, ἡ τὸν ϒἱὸν αὑτοῦ.

2 c. Cels. 6, 63 p. 680; 1393. ὁ Αὐτολόγος, καὶ ἡ αὐτοαλήθεια, ἔτι δὲ καὶ ἡ Αὐτοσοφία. in Joh. t. 1, И p. 12; 41. αὐτοαγιασμός (см. стр. 232 пр.). in Joh. t. 6, 3 p. 107; 209 D. 212 Β. ἡ αὐτοαλήθεια ἡ οὐσιώδης. αὐτοδικαιοσύνη ἡ οὐσιώδης. in Matth, t. 12, 9 p. 522. ἡ αὐτοζωή. in Joh. t. 1, 28 p. 31; 73. κυρίως τῆς ειλικρνοῦς ζωῆς ἡ ἀρχή.

3 in Joh. t. 1, 34 p. 35; 81. πρῶτος οὖν καὶ ἔσχατος ὁ Σωτὴρ οὐχ ὅτι οὐ τὰ μεταξύ, ἀλλὰ τῶν ἀκρων, ἵνα δηλωθῆ, ὅτι τὰ πάντα γέγονεν αὐτὸς... ὁ τοίνυν Σωτὴρ θειότερον πολλῶ ἢ ὁ Παῦλος γέγονε τοῖς πᾶσι πάντα, ἵνα πάντα ἢ κερδήση (1 Cor. 9, 22) ἡ τελειώση. καὶ σαφῶς γέγονεν ἀνθρώποις ἄνθρωπος, καὶ ἀγγέλοις ἄγγελος, c. Cels. 4, 16 p. 511; 1048. εἰσὶ γὰρ διάφοροι οἱονεὶ τοῦ  Λόγου μορφαί, καθὼς ἐκάστω τῶν εἰς ἐπιστήμην ἀγομένων φαίνεται ὁ Λόγος, ἀνάλογον τῆ ἔξει τοῦ  εἰσαγομένου, ἢ ἐπ' ὀλίγον προκόπτοντος ἢ ἐπὶ πλεῖον. Ibid. n. 18 ρ. 512; 1049. περὶ μὲν οὖν τῆς τοῦ Λόγου φύσεως (λέγοιτ' ἂν), ὅτι, ὥσπερ ἢ τῶν τροφών ποιότης πρὸς τὴν τοῦ  νηπίου φύσιν ὡς γάλα μεταβάλλει ἐν τῆ τρεφούση, ἢ ὑπὸ τοῦ ἰατροῦ κατασκευάζεται πρὸς τὸ  τῆς ὑγείας χρειῶδες τῷ κάμνοντι... οὒτω τὴν τοῦ  πεφυκότοςτρέφειν ἀνθρωπίνην ψυχὴν λόγου δύναμιν ὁ Θεὸς τοῖς ἀνθρώποις ἐκάστω κατ' ἀζίαν μεταβάλλει. Καὶ τινι μὲν λογικόν ἄδολον γάλα (1 Petr. 2, 2) γίνεται, τινὶ δὲ... οἱονεὶ λάχανον... τινὶ δὲ... στερεὰ τροφή (Rom. 14, 2)... Καὶ οὐ δήπου ψεύδεται τὴν ἑαυτοῦ φύσιν ὁ Λόγος, ἑκάστω τρόφιμος γινόμενος, ὡς χωρεῖ αὐτὸν παραδέξασθαι.

248

 

 

Премудрость, истина и т. д., Ориген заботливо отклоняет подозрение, что и Сам Сын есть просто абстрактное понятие качества или состояния. «Пусть никто не думает, что, называя Сына Премудростью, мы хотим сказать, что Он есть нечто несубстанциальное, что под Ним мы разумеем не живое премудрое существо, а что-то такое, что делает премудрыми тех, которые усвояют его умом своим. Сын Божий, Премудрость Божия, существует субстанциально, есть ипостась». 1) Премудрость есть система божественных представлений о всем. 2) Но не следует думать, что Премудрость Бога и Отца всех существует только как сумма Его представлений, только как явление без субстрата, аналогичное с человеческим мышлением. Нет, правильное воззрение на Премудрость Божию составит себе тот, кто в состоянии представить бестелесную сущность разнообразных мыслей Божиих, обнимающих идеальные основы всего существующего, — сущность живую и как бы одушевленную. 3) Характерно здесь различие в приемах, какими пользуются для образования представления о Премудрости Божией Тертуллиан и Ориген. Излагая учение о вечном существовании в Боге Его Премудрости, Тертуллиан в душевной жизни человека находит явление, настолько аналогичное этой тайне отношения божественных Лиц между Собою, что считает возможным не только уяснять этим психическим явлением непостижимый факт в

1) de princ. 1, 2, 2 p. 53; 130. nemo tarnen putet aliquid nos insubstantivum dicere uni cum Dei sapientiam nominamus; id est, ut exempli causa finxerim, quod eum non velut animal quoddam sapiens, sed rem aliquam quae sapientes efficiat, intelligamus, praebentem se et mentibus inserentem eorum quae capaces virtutum ejus atque intelligentiae fiunt... Ergo semel recte receptum est, unigenitum Filium Dei sapientiam ejus esse substantialiter subsistentem (Cfr. in Joh. t. 6, 22 p. 137; 264. τοῦ Yἱοῦ τοῦ Θεοῦ τοῦ Λόγου... ὑφεστηκότος οὐσιωδῶς κατὰ τὸ  ὑποκείμενον τοῦ  αὐτοῦ ὄντος τῆ Σοφία)... Ipsa ὑπόστασις, id est substantia ejus (Filii).

2) in Joh. t. 1, 22 t. 2, 12 (стр. 227 пр. 3).

3) in Joh. t. 1, 39 p. 40; 89. οὐ γὰρ ἐν ψιλαῖς φαντασίαις τοῦ Θεοῦ καὶ Πατρὸς τῶν ὅλων τὴν ύπόστασιν ἔχει ἡ Σοφία αὑτοῦ, κατὰ τὰ ἀνάλογον τοῖς ἀνθρωπίνοις ἐννοήμᾶσι φαντάσματα. Εἰ δὲ τις οἷός τέ ἐστιν ἀσώματον ὑπόστασιν ποικίλων θεωρημάτων, περιεχόντων τοὺς τῶν ὅλων λόγους, ζῶσαν, καὶ οἱονεὶ ἔμψυχον ἐπιωοεῖν, εἴσεται τὴν ὑπὲρ πᾶσαν κτίσιν Σοφίαν τοῦ  Θεοῦ .

249

 

 

божественной жизни, но и доказывать, что этот факт, несомненно, существует (правда, действительность ипостасного различия Бога от Его Премудрости Тертуллиан в данном случае представлял, по меньшей мере, смутно). 1) Превосходивший Тертуллиана спекулятивною силою Ориген ясно понимал те трудности, какие этот догмат представляет для человеческого мышления, — и потому вместо неудовлетворительной аналогии и еще менее возможного доказательства ставит только требование, дает только анализ задачи, какую представляет этот догмат уму человека, и ничего похожего на ее решение. Там, где Тертуллиан замечал разительное сходство, Ориген усматривает существенное различие. Разум, или слово, — явление, опытно известное каждому человеку; но общего между человеческим логосом и Логосом Божиим, может быть, одно только название. Человеческий разум сам по себе, отдельно от человека, который им обладает, — не имеет реального бытия; тогда как Слово Божие имеет то непостижимое, дивное преимущество, что Оно реально существует Само по Себе, в Своей особости от Отца, как самостоятельное конкретное существо. Оно — ипостась в том же смысле, в каком и Отец. 2) Ясно поэтому, что на

1) См. стр. 87 пр. 1.

2) in Jerem. h. 19, 1 p. 262; 501. 500. ὡς γὰρ ἐξαίρετόν τι εἶχεν ὁ Λόγος αὑτοῦ, ἐξαίρετόν τι ἡ ὀργὴ αὑτοῦ, ὐπερέχον τι ὁ θυμὸς αὑτοῦ, καὶ οὐδὲν τοῦτοις συγγενὲς ἦν ὁμωνύμοις... ὁμώνυμα γὰρ ἐστιν ὢν ὄνομα μόνον κοινὸν ὁ δὲ κατὰ τοὔνομα τῆς οὐσίας λόγος ἕτερος... οὔτε γὰρ ὁ Λόγος αὐτοῦ τοιοῦτός  ἐστιν, ὁποῖος ὁ πάντων λόγος· οὐδενὸς γὰρ ὁ λόγος ζών, οὐδενὸς ὁ λόγος Θεός... Καὶ... ξένον τι ἔχει ὁ Λόγος τοῦ  Θεοῦ  παρὰ πάντα τὸν οὑτινοσοῦν λόγον, καὶ ἔχει  ξένον, τὸ  εἶναι Θεός, καὶ τὸ  εἶναι Λόγος ὢν (leg. ό) ζών, τὸ  ἐφεστηκέναι καθ' ἑαυτό (leg. ὑφεστηκέναι καθἑαυτὸν), τὸ  ὑπηρετεῖν τῷ Πατρί. in Joh. t. 1, 23 p. 26; 65. Λόγον γὰρ ἀπαγγελλόμενον ϒἱὸν εἶναι νοῆσαι καὶ τῷ τυχόντι ἐστὶν ἀμήχανον. Καὶ Λόγον τοιοῦτον ζώντα, καὶ ἤτοι οὐ κεχωρισμένον τοῦ Πατρός, καὶ κατὰ τοῦτο τῷ μὴ  ὐφεστάναι οὐδὲ ϒἱὸν τυγχάνοντα, ἡ καὶ κεχωρισμένον καὶ οὐσιωμένον, ἀπαγγελλέτωσαν ἡμῖν Θεόν Λόγον. in Joh. t. 1, 42 p. 47; 104. καὶ ἔτι εἰς τὸ παραδέξασθαι τὸν Λόγον ἰδίαν περιγραφὴν ἔχοντά,οἶον τυγχάνοντα ζῆν καθ' ἑαυτὸν λεκτέον καὶ περὶ δυνάμεων, οὐ μόνον δυνάμεως. Τάδε λέγει Κύριος τῶν δυνάμεων, πολλαχοῦ κεῖται, λογικών τινων θείων ζώων δυνάμεων ὀνομαζομένων, ὢν ἡ ἀνωτέρω καὶ κρείττων Χριστὸς ἦν, οὐ μόνον Σοφία Θεοῦ, ἀλλὰ καὶ δύναμις προσαγορευόμενος· ὥσπερ οὖν δυνάμεις Θεοῦ πλείονές είσιν, ὢν ἑκάστη κατὰ περιγραφὴν, ὢν διαφέρει ο Σωτήρ, οὕτως καὶ Λόγος, εἰ καὶ ὁ παρ' ἡμῖν οὐκ ἔστι κατὰ περιγραφὴν

250

 

 

отношение между человеческим «я» и разумом нельзя указывать как на аналогию имманентного отношения триединого Бога: первое поясняет божественную тайну лишь отрицательно, самим различием своим определяя направление, в котором мысль человека должна сделать усилие, чтобы правильно представить содержание догмата. Итак, Сын есть одушевленная Премудрость Божия, мыслимая с ясными признаками личной духовной жизни, сознающая Себя и отличающая от Отца, 1) — Слово Отца, с Ним беседующее, 2) — ипостасная воля Отца, при самом тождестве Своего хотения с Его хотением различающаяся от Него. 3)

Таково общее представление Оригена об отношении Сына к Отцу. Но как коротко выразить смысл этого воззрения? Этот вопрос ставит нас пред самым критическим моментом во всем богословии Оригена. Сын есть ипостась, самостоятельно существующая и отличная от Отца, — ипостась, совмещающая в Себе все божественные совершенства Отца, бытие которой необходимо предполагается самим существом Отца, — вот высочайшие пункты воззрения Оригена на Слово, и однако же почва, на которой мы стоим, не перестает быть шаткою.

Учение о Сыне Божием как ипостаси и вообще о Троице как о трех ипостасях 4) составляет, конечно, заслугу Оригена в богословии. Еще впервые в истории встречается выражение «три ипостаси» — выражение настолько точное, что оно признано

ἐκτος ἡμῶν,νοηθήσεται ὁ Χριστὸς ἐν ἀρχή τῆ Σοφία ὑπόστασιν ἔχων.

1) in Joh. t. 32, 18 p. 449; 817. Γινώσκει οῦν τὸν Πατέρα... καὶ ἑαυτὸν γινώσκων, ὄπερ καὶ αὐτὸ οὐ μακρὰν ἀποδεῖ τοῦ  προτέρου.

2) in Jerem. h. 1,8p. 130; 265. λέγει οὖν τό· Οὐκ ἐπίσταμαι λαλεῖν (Jerem. 1, 6)· οἶδά τινα μεῖζονα τοῦ λαλεῖν... Θέλεις με λαλεῖν ἀνθρώποις· οῦπω διάλεκτον ἀνθρωπίνην ἀνείληφα, ἔχω διάλεκτόν σου τοῦ Θεοῦ, Λόγος εἰμί σου τοῦ Θεοῦ, σοι ο οἶδα προσδιαλέγεσθαι.

3) in Joh. t. 13, 36 p. 245; 461. ποιητὴς γίνεται τοῦ  πατρικοῦ θελήματος, τοῦτο τὸ θέλειν ἐν  ἐαυτῶ ποιῶν, ὅπερ ἦν καὶ ἐν τῷ Πατρί... εἰς τὸ μηκέτι εἶναι δύο θελήματα, ἀλλὰ ἐν θέλημα.

4) in Joh. t. 2, 6 p. 61; 128. ἡμεῖς μέντοι γε τρεῖς ὑποστάσεις πειθόμενοι πιγχάνειν, τὸν Πατέρα, καὶ τὸν ϒἱόν, καὶ τὸ  ἅγιον Πνεῦμα.

251

 

 

формулою догмата о Св. Троице в заключительный момент его истории. Но вопрос о мере заслуги Оригена зависит от того, в каком отношении слово «ипостась» стоит в его системе к слову «существо». Нет сомнения, он «не сливал» Троицы, и с этой стороны его учение совершенно чисто; но так ли искусно он «соединял», как и различал, 1)  сопровождается ли это учение столь же полно и ясно развитым учением о единстве существа трех Лиц?

Равным образом и другие пункты учения Оригена не настолько определенны, чтобы можно было не колеблясь сказать, что окончательный вывод из них может быть в смысле равенства и отнюдь не в смысле подчинения Сына Отцу. Поэтому Ориген мог стать и непосредственным предшественником «отца православия», великого Афанасия, и — только замечательным субординационистом.

Оба эти основные вопросы в системе Оригена разрешаются в один общий вопрос об отношении его воззрения к учению о единосущии. Это учение имеет две стороны, не в одинаковой мере непостижимые для человеческой мысли. Первая, учение о единосущии в тесном смысле, т. е. о реальном единстве духовной сущности в трех действительных, самосознающих Лицах, — непредставима для человеческой мысли безусловно; вторая, учение о равенстве Их по божеству, есть необходимый вывод из первой и, как такой, понятна для мысли. Вопрос об отношении богословствования Оригена к первой из этих сторон, по самому существу дела, должен иметь несколько формальную постановку: он сводится к определению взаимного отношения терминов οὐσία и ὑπόστασις в системе Оригена, чем предрешается и формальное отношение его к учению о единосущии. Вопрос об отношении учения Оригена ко второй стороне этого догмата допускает более реальную постановку: здесь должно выясниться самое содержание воззрения Оригена в его основном тоне и частных обнаружениях.

1) in Rom. 8, 5 (см. стр. 175 пр. 2). in Levit. h. 13, 4 (стр. 176 прим.).

252

 

   

 


Страница сгенерирована за 0.13 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.