Поиск авторов по алфавиту

7. Разные истории, поощряющие нас к терпению и мужеству.

1 (1). Св. авва Антоний, пребывая некогда в пустыне, впал в уныние и в большое омрачение помыслов и говорил Богу: Господи! я хочу спастись, а помыслы не позволяют мне. Что мне делать в скорби моей? Как спасусь? - И вскоре встав, Антоний вышел вон,- и вот видит кого-то похожего на себя, который сидел и работал, потом встал из-за работы и молился; после опять сел и вил веревку, далее опять стал на молитву. Это был Ангел Господень, посланный для наставления и подкрепления Антония. И Ангел сказал Антонию: и ты делай так,- и спасешься! Услышав сие, Антоний возымел великую радость и дерзновение,- и поступая так, спасался.

2 (2). Один брат спросил авву Агафона: мне дана заповедь,- но на том месте, где нужно исполнять ее есть искушение. Итак я хочу уклониться по причине той заповеди и боясь искушения. Старец говорит ему: если бы это был Агафон,- он исполнил бы заповедь и победил искушение.

3 (3). Авва Амон говорил: четырнадцать лет провел я в Ските и молился Богу днем и ночью чтобы он даровал мне возможность победить гнев.

4 (4). Авва Виссарион говорил: я сорок ночей провел среди терния, стоя и без сна.

5. Авва Вениамин говорил ученикам своим: ходите царским путем, измеряйте поприща и не будьте беспечны.

6. Святой Григорий сказал: если ты не ожидаешь себе ничего трудного когда думаешь приступить к философии, то начало твое вовсе не философское и я порицаю таких мечтателей. Если эта философия только еще ожидается, а не пришла на деле, то человеку бывает приятно; если же она пришла к тебе, то терпи страдая, или (в противном случае) будешь обманываться в ожидании.

7. Авва Исайя сказал: блаженны те, кои трудятся в познании (истины): они успокоили себя от всякой скорби и коварства демонов, и тем более от рабства тому, кто препятствует человеку во всяком добром деле о котором он старается, и кто самый ум вводит в нерадение, когда я предам себя на служение Богу.

8. Еще сказал: выше всех, первый подвиг есть странничество, особенно для уединения. Удаляющийся в другое место должен оставить свою собственность, нося с собою совершенную веру и надежду и твердость сердца против своих пожеланий, ибо они обходят тебя на многих кругах и многими способами, устрашают тебя искушениями и жестокой бедностью или болезнями (внушая при этом): "если ты подвергнешься им, что будешь делать, не имея никого, знающего тебя, чтобы он мог позаботиться о тебе"? - И этим благость Божия искушает тебя, дабы таким образом обнаружить твое тщание и любовь к Богу.

9 (5). Один брат, живший в Кельях, возмущался от уединения. Пошел он к авве Феодору Фермейскому и рассказал ему это. Старец сказал ему: пойди, усмиряй свои помыслы, неси послушание и живи с другими. Он ушел в Гору и жил там с людьми. Но потом опять пришел к старцу и сказал: не нахожу покоя и среди людей. - Старец отвечал ему: если ты ни один, ни с другими не находишь покоя, то зачем пошел ты в монашество? Не для того ли, чтобы переносить скорби? А сколько лет, скажи мне, находишься ты в монашестве? Восемь лет, отвечал брат. - Старец сказал ему: я уже семьдесят лет в иноческом образе и ни в один день не находил покоя, а ты через восемь лет хочешь иметь покой?

10 (6). Один брат спросил также авву Феодора: если вдруг случится чему-нибудь упасть, испугаешься ли ты, авва? Старец отвечал: если небо столкнется с землею, Феодор и тогда не устрашится. Ибо он молил Бога, чтобы ему освободиться от боязливости; поэтому тот и спросил его о сем.

11 (7). Рассказывали об авве Феодоре и авве Лукии Еннатских, что они в продолжение пятидесяти лет смеялись над своими помыслами, говоря: после сей зимы мы перейдем отсель. Когда же опять наступало лето, говорили: по прошествии этого лета мы уйдем отсюда. Так делали эти незабвенные отцы во все время своей жизни.

12 (8). Авва Пимен рассказывал об авве Иоанне Колове: молился он Богу, чтобы избавиться от страстей и был в этом отношении беспечален. Пошел он к одному старцу и сказал ему: вот я теперь спокоен и не имею никакой борьбы. Старец отвечал ему: пойди, молись Богу, чтобы пришло к тебе искушение, ибо посредством искушений душа усовершается. Он стал молиться, а когда пришло искушение, то уже не молил Бога отнять от него борьбу, но говорил: дай мне, Господи, терпение в искушениях.

13. Рассказывали об авве Логгине, что он часто возмущался помыслами идти в пустыню. Итак в один день он говорил своему ученику: окажи, брат, любовь, что я сделаю, потерпи и ничего мне не говори в продолжение сей седмицы. И взявши пальмовый посох, начал ходить по двору своему, и утрудившись немного присел, но вставши опять стал ходить. И когда настал вечер, говорит своему помыслу: ходящий по пустыне не вкушает хлеба, но питается травою, ты же по немощи своей съешь немного овощу. И сделав это, опять говорит своему помыслу: находящийся в пустыне не спит под кровлею, но на открытом воздухе: так сделай и ты,- и преклонившись, он засыпает на своем дворе. Итак три дня ходя по своему монастырю, вечером же вкушая немного цикория, а ночи проводя на открытом воздухе, он утомился и запретив помыслу, смущающему его, обличил его, говоря: если не можешь исполнять дел пустыни, сиди в келье твоей с терпением и оплакивай грехи свои и не обольщайся, ибо всюду око Божие видит дела наши, и ничто не скрывается от него; и Бог помогает делающему благое.

14 (9). Авва Макарий Великий пришел однажды к авве Антонию в Гору. Когда он постучался в дверь, Антоний вышел и спросил: кто ты? Я Макарий, отвечал он. Антоний затворил дверь и ушел, оставив старца. Но увидев терпение Макария, отворил ему дверь, приветствовал его и сказал: слышав о твоих делах, я давно желал видеть тебя. С любовью принял его и успокоил, ибо Макарий очень утомился. Когда наступил вечер, авва Антоний намочил для себя несколько пальмовых ветвей. Авва Макарий сказал ему: позволь и мне намочить для себя. Намочи, отвечал Антоний. Макарий, сделав большую связку ветвей, намочил их. Седши с вечера, они плели, беседуя о пользе душевной. И веревка (Макария) через отверстие спускалась в пещеру. Блаженный Антоний по утру сошел в пещеру, и увидев величину веревки аввы Макария, удивился, и, лобызая его руки сказал: великая сила исходит из рук сих!

15 (10). Шел однажды тот же авва Макарий из Скита в Теренуф и на пути зашел ночевать в капище. В капище находились древние языческие трупы. Старец взял один из них и положил его себе под голову вместо подушки. Демоны, видя такую смелость его, позавидовали, и желая устрашить его, кликали будто женщину, называя ее по имени: такая-то, иди с нами в баню! А демон из-под Макария, как будто мертвец, отвечал им: на мне лежит странник,- я не могу идти. Но старец не устрашился, смело ударил труп и сказал: встань, если можешь, и ступай во тьму! Демоны, услышав сие, громко закричали: победил ты нас! - и со стыдом убежали.

16 (11). Авва Матой говорил: я лучше желаю себе дела легкого и продолжительного, нежели трудного в начале, но скоро оканчивающегося.

17 (12). Рассказывали об авве Милисие: когда он жил со своими двумя учениками в Персидских пределах, однажды два царские сына, братья по плоти, выехали по обыкновению своему на охоту, растянули сети на пространстве около 40 миль,- и ловили все, что ни попадалось в них, и убивали копьями. В сети попался также старец с обоими учениками своими. Увидя авву всего в волосах, страшного видом, они изумились и спрашивали его: скажи нам, человек ты или дух? Я человек грешный,- отвечал он им, пришел сюда оплакивать грехи свои; поклоняюсь Иисусу Христу, Сыну Бога Живаго! Дети царские сказали ему: нет другого Бога, кроме солнца, огня и воды, которым воздавали они божескую честь. Пойди, принеси им жертву. Старец отвечал: боги ваши - твари, и вы заблуждаетесь; но прошу вас, обратитесь и познайте Бога истинного, Творца всяческих! - Ты исповедуешь Богом истинным человека, осужденного и распятого? со смехом сказали царевичи старцу. Да! отвечал старец,- я исповедую истинным Богом Того, Который пригвоздил ко кресту грехи наши и умертвил смерть. Но они стали мучить его и учеников его, и принуждали их принести жертву. После многих мучений обезглавили двух братьев, а старца, после многих мучений в продолжение нескольких дней, наконец поставили на средину между собою, как это бывает на охоте, и пускали в него стрелы, один сзади, а другой спереди. Тогда старец сказал им: поелику вы оба вместе решились проливать кровь неповинную, то завтра мгновенно, в этот самый час, мать ваша лишится вас, лишится любви вашей: вы сами своими стрелами прольете кровь друг друга. Они не обратили внимания на слова старца, и вышли на другой день на охоту. Во время ловли убежала из сетей одна лань: они сели на коней и поскакали догонять ее, и пустив (в нее) стрелы, вонзили их друг другу в сердце,- и умерли, по слову старца.

18. Брат спросил авву Пимена: от чего сердце мое слабеет если постигнет меня хотя и малый подвиг? Старец сказал ему: как же не удивляться нам семнадцатилетнему юноше Иосифу, как он в Египте - земле идолослужителей - перенес искушение и Бог наконец прославил его? Не видим ли и Иова: как он до самого конца не ослабел в привязанности к Богу? Искушения не могли поколебать упования его на Бога!

19 (14). Сказывал авва Пимен: авва Исидор, пресвитер Скитский, говорил однажды в собрании так: Братья! Не для труда ли мы пришли в это место? А ныне здесь уже нет труда. Потому взяв милоть свою пойду я туда, где есть труд, и там найду покой.

20 (13). Еще сказал: отличительный признак монаха открывается в искушениях.

21. Авва Павел великий, Галатянин, говорил: монах, имеющий некоторые свои заботы в келье, и сходящий из нее ради заботы о других, обольщается демонами. Я сам терпел это искушение.

22 (15). Блаженная Синклитикия говорила: ежели живешь в общежительном монастыре, то не переменяй места, иначе это сделает тебе большой вред. Ибо если птица поднимается с яиц, они делаются болтунами и бесплодными; так и монах, переходящий с места на место, охладевает и умирает для веры.

23 (16). Еще говорила: много у дьявола острых орудий. Когда не победил он душу бедностью,- приносит богатство к обольщению. Не одолел ее обидами и поношениями,- расточает на нее похвалы и славу. Побежден здравием человека,- тело его поражает болезнями. Ибо, не могши обольстить его удовольствиями, покушается совратить душу невольными трудами, поражает человека тяжкими болезнями с тем, чтобы через сие в нерадивых помрачить любовь к Богу. Но всякий раз, когда поражается тело твое или воспламеняется сильною горячкою, также томится несносною жаждою,- если ты грешник, то переноси это, вспоминая о будущем наказании и казни по суду,- и не пренебрегай настоящими (наказаниями) (Евр. 12, 5), но радуйся, что Бог посетил тебя и повторяй сие прекрасное изречение: наказуя наказа мя Господь, смерти же не предаде мя (Пс. 117, 18). Ты железо,- и огонь очистит твою ржавчину. Если ты, будучи праведным, впал в болезнь, то через сие от меньшего преуспеваешь на большее. Ты золото,- и через огонь сделался чище. Дадеся ангел (сатанин) плоти твоей (2 Кор. 12, 7),- торжествуй, смотри, кому ты уподобился? Ты удостоился части Павловой! Ты искушаешься горячкою? Наказуешься простудою? Но Писание говорит: проидохом сквозь огнь и воду,- и за тем уготовано упокоение. (Псал. 65, 12). Достиг ты первого, ожидай и второго. Успевая в добродетели, повторяй слова св. Давида, который сказал: нищ и убог и боляй есмь аз (Псал. 68, 30). Сия троякая скорбь соделает тебя совершенным. Ибо Псалмопевец говорит: в скорби распространил мя еси (Псал. 4, 2). В сих особенно училищах будем образовывать свою душу подвигами, ибо враг у нас - пред глазами.

24 (17). Еще говорила: когда болезнь тяготит нас не надобно скорбеть нам о том, что по немощи и болезни тела мы не можем стоять на молитве и воспевать псалмы устами. Ибо все это служит к истреблению похотений, а и пост и земные поклоны предписаны нам для побеждения гнусных удовольствий. А что болезнь подавляет сии страсти, об этом излишне говорить. Подлинно излишне, ибо ею, как сильнейшим и острейшим лекарством уничтожаются гибельные обнаружения болезни,- и в том состоит истинный подвиг, чтобы терпеть в болезнях и воссылать благодарственные песни к всеблагому Богу. Лишаемся ли мы очей? - Перенесем это без отягощения, ибо через это мы лишаемся органов ненасытности и просвещаемся внутренними очами. Оглохли ли мы? Будем благодарить Бога, что мы совершенно потеряли суетный слух. Руками ли ослабли? - Но мы имеем внутри себя руки, уготованные на борьбу с врагом. Немощь одержит все тело? Но от сего напротив возрастает здравие по внутреннему человеку.

25 (18). Еще говорила: преступники в сем мире и против воли своей ввергаются в темницу. Так и мы за грехи свои сами ввержем себя в заключение, дабы добровольным приговором избавиться от будущего наказания. Если ты постишься, то не отказывайся от поста под предлогом болезни, ибо и непостящиеся часто подвергались таким же болезням. Начал ты доброе дело? Не отступай назад, когда враг препятствует тебе; терпением твоим он уничтожится. Предпринимающие плавание сперва пользуются попутным ветром, а потом, распустив паруса, встречают и противный ветер. Но несмотря на противный ветер плаватели не разгружают корабль, но немного постояв или и сражаясь с бурею, продолжают плавание. Так и мы, когда враждебный дух станет нападать на нас, распрострем крест вместо паруса, и будем безопасно совершать наше плавание.

26 (19). Говорили о матери Сарре, что она целых шестьдесят лет жила возле реки и ни разу не наклонилась, чтобы посмотреть на нее.

27 (20). Авва Иперехий сказал: песнь духовная да будет в устах твоих, и поучение да облегчит тяжесть предстоящих тебе искушений. Пример этого пред глазами: путник отягченный ношею и облегчающий труд путешествия пением.

28 (21). Еще сказал: нам должно вооружать себя прежде искушений. Ибо таким образом мы будем искусны, когда они найдут на нас.

29 (22). Старец сказал: когда найдет на человека искушение, тогда отовсюду собираются на него напасти, дабы он впал в уныние и ропот. И при этом рассказал он следующее: был один брат в Кельях и на него пришло искушение. Тогда, если кто видел его, не хотел ни приветствовать его, ни ввести в келью; и если он нуждался в хлебе, никто не давал ему в долг; когда он возвращался с жатвы, никто не хотел принимать его в общее собрание, хотя и было такое обыкновение ради любви. Таким образом пришел он однажды с жатвы и не было хлеба в келье его. Но за все это он благодарил Бога. И Бог, видя терпение его, отъял от него борьбу искушений. И вот тотчас в дверь его стучится кто-то, ведший из Египта верблюда, навьюченного хлебом. Тогда брат начал плакать и говорить: Господи, ужели я недостоин и малой скорби? - И братья, как скоро прошло его искушение, стали принимать его в свои кельи и собрания и успокаивали его.

30 (23). Старец сказал: мы потому не преуспеваем, что не узнали своей меры и не имеем терпения в деле, к которому приступаем, но без труда хотим стяжать добродетель.

31 (26). Некоторые пришли в пустыне к великому старцу и говорили: древние не скоро переходили с места своего, разве по сим причинам: если случится кому-либо получить оскорбление от кого, и делая все к удовлетворению обидевшего, он не мог примирить его; или также, если случится войти в славу у многих, или впасть в блудное искушение.

32 (27). Брат сказал авве Арсению: что мне делать? меня возмущают помыслы, внушая: ты не можешь ни поститься ни трудиться; посещай хотя бы больных, ибо это - дело любви. Но старец, зная козни демонов, говорит ему: ешь, пей, спи, только кельи своей не оставляй. Ибо знал, что терпение в келье приводит монаха в должный порядок. Когда брат провел три дня, то утомился, но сыскавши немного молодых прутьев, расщепил их и тут же стал их плести. Почувствовав теперь голод, он сказал: вот осталось еще немного прутьев; когда окончу их, тогда поем. Когда исплел прутья, опять сказал: почитаю немного, и тогда поем. А когда окончил чтение, сказал: пропою несколько псалмов, и тогда уже можно будет поесть. Таким образом, при содействии Божием, он преуспевал мало по малу, доколе не вошел в должный порядок. И, получивши силу над помыслами, побеждал их.

33 (28). Некто спросил старца: почему я ослабеваю духом, когда нахожусь в келье? Потому, отвечал старец, что ты не видел ни ожидаемого успокоения, ни будущего наказания. Если бы ты ближе увидел их, то хотя бы келья твоя наполнилась чертями, и ты погряз в них до самой шеи своей,- ты терпел бы, не ослабевая духом.

34 (29). Братья упрашивали одного старца, чтобы он успокоился от великих трудов своих. Старец сказал им: говорю вам, дети мои, что Авраам, увидя великие дары Божии, должен был раскаяться в том, почему он не подвизался более.

35 (30). Брат просил совета у старца: мысли мои блуждают,- и я сокрушаюсь об этом. Сиди в келье своей, сказал старец,- и они опять соберутся. Когда ослица бывает привязана, то осленок ее скачет туда и сюда, и куда бы не уходил, опять приходит к матери. Так и мысли монаха, постоянно пребывающего в келье ради Бога, хотя на несколько времени и рассеиваются, но потом возвращаются к нему.

36 (31). Один старец пребывал в пустыне, имея расстояние от воды на две мили. Однажды пошедши почерпнуть воды впал он в уныние и сказал: какая польза в труде сем? пойду, поселюсь ближе к воде. Сказав это, он обратился назад,- и видит кого-то, идущего за ним и считающего шаги его. Старец спросил его: кто ты? - Я Ангел Господень, отвечал тот, я послан исчислить шаги твои и воздать тебе награду. Услышав это, старец воодушевился и ободрился, и отнес (келью свою) еще далее - на пять миль (от воды).

37 (32). Отцы говорили: если случится с тобою искушение на месте жительства твоего, по причине искушения не оставляй места, в котором ты обитаешь. Если не так, то куда бы ты не ушел, увидишь там пред собою то, от чего убегаешь. Но терпи, доколе не пройдет искушение, дабы отшествие твое не было соблазнительно, и удаление твое во время мира не причинило какой-либо скорби тем, кои живут на том же месте.

38 (33). Один брат был безмолвником в киновии, но постоянно приходил в гнев. Посему говорит сам себе: уйду отсюда в уединенное место, и так как там ни к кому не буду иметь отношения и буду безмолвствовать, то оставит меня страсть гнева. Итак вышедши он поселился один в пещере. В один день, почерпнув сосуд воды, поставил его на земле,- и сосуд тотчас повернулся вниз. Взяв его, он почерпнул воды в другой раз - сосуд опять опрокинулся. Потом наполненный водой и в третий раз повернулся вниз. Брат рассердился, схватил его и разбил. Пришедши же в себя, он понял, что над ним издевается дьявол и сказал: вот я удалился и в уединение,- и побежден им! Пойду опять в киновию, ибо везде необходимы подвиг и терпение и Божия помощь! И, вставши, возвратился на прежнее место.

39 (34). Брат спросил старца: что мне делать, отец? я не исполняю никакого монашеского дела, но нахожусь в большой беспечности: ем, пью, сплю, имею постыдные помыслы и сильное возмущение, переходя от дела к делу, от помыслов к помыслам. - Старец сказал: сиди в своей келье и что можешь делай без смущения. Я желаю и малого, что можешь сделать ты ныне, как некогда авва Антоний совершал великие подвиги в пустыне. И уверен, что пребывающий в келье своей ради имени Божия и блюдущий свою совесть находится и сам на месте аввы Антония.

40 (35). Старца спросили: как может ревностный брат не соблазниться, когда видит некоторых (иноков) опять возвращающихся в мир? Старец сказал: пусть вообразит себе собак, преследующих зайцев. Когда одна из них увидит зайца, то бросается за ним,- и прочие видят только погнавшуюся собаку, и сначала также побегут за ней, а потом возвращаются назад; первая же, которая увидела зайца, одна гонится, доколе его не поймает: ее не отвлекают от цели стремления ни собаки, воротившиеся назад, она не смотрит ни на стремнины, ни на чащи в лесу, ни на колючие кусты, и пробегая сквозь терние, часто бывает изранена, но не перестает бежать. Так и ищущий Владыку Христа неуклонно стремится ко кресту, побеждая все встречающиеся ему соблазны, доколе не достигнет Распятого.

41 (36). Старец сказал: как дерево, часто пересаживаемое не может приносить плода, так и монах, переходящий с места на место, не может принести плода.

42. Старцы говорили: монах должен до самой смерти подвизаться против демона уныния и нерачения, особливо во время молитвословия. И если он, с Богом, совершит какое-либо доброе дело, должен остерегаться помысла самодовольствия и самомечтательности и говорить: аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущи (Пс. 126, 1), а человек ничто иное есть, как земля и пепел (Иов. 42, 6); должен также помнить, что Господь гордым противится, смиренным же дает благодать (Иак. 4, 6).

43 (37). Одного брата возмущали помыслы, чтобы вышел он из монастыря. Брат открыл это авве. Сей говорит ему: пойди, сиди в келье своей, отдай в залог тело свое стенам кельи и не выходи оттуда; оставь свой помысл,- пусть рассуждает, что хочет,- только тела своего не выпускай из кельи.

44 (38). Старец сказал: келья монаха есть Вавилонская пещь, где три отрока нашли Сына Божия и столп облачный, откуда говорил Бог с Моисеем.

45. Один старец говорил о бедном Лазаре: не видно в нем ни одной добродетели, которую бы делал он,- и только одно находим в нем: то, что он никогда не роптал на Господа, как бы на не творящего ему милости, но с благодарностью переносил болезнь свою,- и посему Бог принял его.

46 (39). Один брат девять лет провел в борьбе с помыслом, внушавшим выйти из киновии. Он каждый день приготовлял свою милоть, чтобы выйти, и когда наступал вечер, говорил сам в себе: завтра уйду отсюда. А утром опять говорил своему помыслу: понудим себя потерпеть и нынешний день ради Господа. И когда исполнилось девять лет, то Бог совсем избавил его от искушения.

47 (40). Один брат, впадши в искушение, от скорби оставил монашеское правило. Он желал положить новое начало, но скорбь препятствовала ему, и он говорил сам в себе: когда я могу увидеть себя таким, каким был я прежде? В упадке духа он не мог начать монашеского дела. Пошел он к одному старцу и открыл ему свою нужду. Старец, слышав о последствиях его скорби, рассказал ему следующую притчу: один человек имел поле, которое от беспечности его запустело и заросло негодною травою и тернием. После возымел он намерение возделать поле, и говорит своему сыну: пойди, очисти поле. Сын, пришедши очищать поле и увидев на нем множество травы и терния, пришел в уныние, говоря сам в себе: могу ли я когда истребить все это и очистить поле? Падши на землю, он начал спать, и так делал много дней. После сего приходит к нему отец посмотреть, что сделал он,- и нашел его ничего не делающим. Он сказал ему: почему ты доселе ничего не сделал? Юноша отвечал отцу своему: как только я пришел трудиться, и увидел множество травы и терния, то объят был скорбью, и я пал на землю и спал. Тогда сказал ему отец: сын мой! возделывай каждый день столько, сколько занимала твоя постель, и таким образом подвигай свое дело вперед и не унывай. Выслушав это, сын так и поступал,- и в недолгое время очистилось поле. Так и ты, брат, трудись понемногу и не унывай,- и Бог Своею благодатью восстановит тебя в прежнее состояние. Ушедши от него, брат пребывал в терпении и поступал так, как научил его старец. И таким образом, получив успокоение, преуспевал при помощи Христа.

48 (41). Был один старец, который постоянно находился в болезни и изнеможении. Случилось ему один год не страдать болезнью,- и тяжело было ему переносить это; он плакал и говорил: оставил меня Бог и не посетил меня.

49 (42). Старец говорил: некогда один брат в продолжение девяти лет был сильно искушаем помыслами, так что отчаялся в своем спасении и осудил самого себя, говоря: погубил я душу свою, и так как погиб я, уйду в мир. Когда же пошел он, то на пути сошел на него глас, говорящий: девять лет, которые ты был искушаем, суть венцы твои; возвратись в свое место,- Я помогу тебе против помыслов! - Видишь, что нехорошо отчаиваться кому-либо по причине помыслов: они скорее сплетут нам венцы, если мы их хорошо переносим.

50 (43). В Фиваиде один старец, пребывавший в пещере, имел одного испытанного ученика. У старца было в обычае - каждый вечер поучать его на пользу души,- и после наставлений совершал он молитву и отпускал ученика спать. Однажды случилось, что пришли к старцу некоторые благочестивые миряне, знавшие о великих его подвигах; он преподал им наставление, и когда ушли они, старец сел опять по обычаю вечером, после повечерия поучать брата,- и беседуя с ним заснул. Брат дожидался, пока старец проснется и сотворит ему обычную молитву (при отпуске). Когда же он сидел долгое время, и старец не пробуждался, то помыслы стали возмущать его, чтобы он ушел и спал без благословения. Но, принуждая себя, он противился помыслу и ждал. Помысл опять возмущал его,- но он не пошел. Подобным образом семь раз был возмущаем,- и не уступал своему помыслу. После полуночи проснулся старец и увидев, что брат сидит при нем, говорит ему: ужели ты доселе не уходил? - Нет, сказал он, ибо ты не отпустил меня, авва! Что же ты не разбудил меня? сказал старец. Я не смел будить тебя, отвечал брат, чтобы не оскорбить тебя. Вставши они совершили утреннюю, и после молитвословия старец отпустил брата. Когда старец сидел один, то пришел в исступление: вот кто-то показывает ему место славное, и в нем престол, а над престолом семь венцов. Старец спросил показывающего: для кого это? Для ученика твоего, отвечал тот: престол Бог даровал ему за то, что он удалился от мира, а семь венцов получил он в ночь сию. Услышав это, старец удивился, и будучи объят страхом, призывает брата и говорит ему: что ты делал в эту ночь? Прости мне, авва, сказал он,- я ничего не делал. Старец, думая что он не открывается по смирению, сказал ему: не пущу тебя, если не откроешь мне, что ты делал, или о чем помышлял в эту ночь. Брат, вполне сознавая, что он ничего не делал, не находил, что отвечать,- он сказал старцу: прости мне, авва, я ничего не делал, разве только то, что будучи семь раз побуждаем помыслами уйти от тебя, без твоего благословения, я не ушел. Услышав это, старец тотчас понял, что сколько раз он противоборствовал помыслу, столько же раз венчался от Бога. Но он ничего не сказал об этом брату, а рассказал отцам на пользу, дабы научились мы, что и за малые напряжения Бог дарует нам венцы. Итак хорошо принуждать себя ради Господа, ибо сказано: царствие небесное нудится и нуждницы восхищают е (Матф. 11, 12).

51 (44). Болел некогда один старец, пребывавший в Кельях уединенно. Не имея прислужника, он вставал сам, и ел то, что мог найти в келье своей. Так он провел многие дни,- и никто не приходил посетить его. По прошествии сорока дней, когда никто не пришел к нему, Бог посылает Ангела служить ему. Когда же Ангел пребыл при нем семь дней, то отцы вспомнили о старце и сказали друг другу: пойдем, посмотрим - не болит ли такой-то старец! Когда они пришли и постучались, то удалился Ангел. Старец изнутри кричал: не ходите сюда, братья! Но они, отворивши дверь, вошли и спрашивали его: для чего ты кричал? Сорок дней, сказал он им, я нахожусь в трудном положении, и никто не посетил меня! И вот еще семь дней прошло, когда Бог послал Ангела служить мне,- и как скоро вы пришли, он удалился от меня. Сказав это, старец почил. Братья удивились, и прославили Бога, говоря: яко не оставил есть Господь взыскающих Его (Псал. 9, 11).

52 (45). Старец сказал: не малодушествуй, когда постигнет тебя недуг телесный. Ибо если угодно Господу, чтобы ты страдал телом, то кто ты, тяготящийся этим? Не Он ли печется о тебе во всем? Не им ли ты живешь? Итак переноси болезнь и моли Его, да дарует тебе все на пользу, т.е. по воле Его; сиди (в келье) с долготерпением, питаясь подаянием.

53. Один монах, непрестанно подвизавшийся против дьявола, был ослеплен им, так что не мог видеть. Но он сохранял терпение, и за это терпение Бог даровал ему свет,- и он прозрел.

54 (46). Один из отцов рассказывал: когда был я в городе Оксирпихе пришли туда в субботу вечером нищие для прошения милостыни. Когда они спали, у одного из них была только рогожа,- половина ее была под ним, а половина над ним. Был же там сильный мороз. Когда я вышел помочиться, то слышал, как он дрожал от холода и утешал себя, говоря: благодарю тебя, Господи! сколько теперь находится в темнице богатых,- отягченных железами, а у других и ноги забиты в дерево, так что они не могут и мочиться. А я, как царь, могу протянуть ноги мои, и идти, куда мне угодно. Я стоял и слушал, когда он произносил это. Вошедши внутрь, я рассказал это братьям,- и слышавшие получили пользу.

55 (47). Брат спросил старца: если я нахожусь в таком месте, где найдет на меня скорбь и не будет никого, к кому бы я имел доверие открыться,- что мне делать? Старец говорит ему: верую в Бога, что он пошлет тебе благодать Свою и утешит тебя, если истинно будешь молить Его. Я слышал, что в Скиту был такой случай: там был один подвижник, не имевший человека, которому бы мог открыться. В один вечер он приготовил милоть, чтобы оставить это место. И вот в эту ночь явилась ему благодать Божия в виде девы, которая упрашивала его, говоря: не уходи никуда, но посиди немного со мною,- ничего не будет худого. Выслушав это, он поверил и сел и тотчас исцелело сердце его.

56. Старец сказал: как на народных игрищах бьется атлет, так и боец (духовный) т.е. монах, должен бороться с помыслами, воздевая руки свои к небу и призывая Бога на помощь. Атлет стоит нагой на поприще борьбы, нагой и чуждый вещества, помазавшись маслом, и научаясь от начальника борьбы, как должно бороться. Выходит на него противник и бросает в него песком, то есть землею, чтобы таким образом удобнее схватить его. Примечай это к себе, монах! Начальник борьбы есть Бог, подающий нам победу, борцы - мы, противник - есть супостат наш (дьявол), песок - дела мирские. Ты видишь коварство врага? Итак стой, отрешась от вещественного - и победишь его. Ибо когда ум отягчается вещественным, не принимает невещественнго и святого слова.

57. Старец сказал: как воск несогретый и неумягченный не может принять наложенной на него печати, так и человек, если не будет искушен трудами и болезнями, не может принять силы Христовой. Посему-то Господь говорит Божественному Павлу: довлеет ти благодать Моя: сила бо Моя в немощи совершается. И сам Апостол хвалится говоря: сладце убо похвалюся паче в немощех моих, да вселится в меня сила Христова (2 Кор. 12, 9).


Страница сгенерирована за 0.09 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.