Поиск авторов по алфавиту

Автор:Муравьев А. Н.

Муравьев А. Н. О значении Вселенских Соборов

Прибавления к творениям святых отцов, 1858, 17.


ПИСЬМО

О ЗНАЧЕНИИ ВСЕЛЕНСКИХ СОБОРОВ (а).

Вы изъявили желание, любезный граф, узнать мое мнение о вселенских Соборах, т. е. чем можно определить их непогрешимость и важность, так как вы имели в виду римское определение: «что те только Соборы действительны, которые утверждаются папою.» Разумеется, у нас не может быть такого рода утверждения и мы довольствуемся выражением апостольским первого Собора в Иерусалиме, на котором присутствовал и сам верховный Петр: изволися Духу Святому и нам (Деян. 15, 28.). Мы помним также и другое выражение Апостола Павла в послании к Коринфянам: иде же Дух Господень, ту свобода (2 Кор. 3, 17.), и самые слова Господа Иисуса, Главы Своей Церкви: иде же бо еста два или трие собрани во имя Мое, ту есмь посреде их (Мат. 18, 20.). Итак необходимо на каждом Соборе, для его действительности, чтобы свято были со-

__________

(а) Писано к графу П. С. С.

305

 

 

блюдены сии два основных условия, то есть, чтобы он был собран во имя Христово, а не под влиянием страстей человеческих, и была бы в нам полная свобода суждений, дабы Дух Господень мог действовать чрез пастырей Церкви. Само собою однакож разумеется, что эта свобода не разрешает их от обязанности быть во всем верными слову Божию и преданиям Церкви вселенской. Их решения не должны быть в противоречии с тем, чему они прежде веровали и чего держались на основании учения Иисуса Христа, Его Апостолов и богоносных отцев. Верен Бог, говорит Апостол Павел Коринфянам, яко слово наше еже к вам, не бысть ей и ни (2 Кор. 1, 18.). Таковы должны, быть и решения движимых Духом Божиим Соборов.

Мне кажется, что в вопросе такой важности нельзя увлекаться теорией и составлять себе произвольные системы на подобие римских, которые не могут утверждаться на слове Божием ; необходимо поверять всякую теорию практикой исторической, и тогда только мы будем уверены в истине. Что же, лучше деяний апостольских, может прояснить нам применение первобытной теории управления Церкви к самой практике? Ибо это есть самое чистое зерцало истории первых её дней, когда «Иаков, и Кифа (Петр) и Иоанн, почитаемые столпами, в знак согласия, подали руку Павлу и Варнаве, чтобы им идти к язычникам, как они сами шли к обрезанным» (Галат. 2, 12.). И вот после первых апостольских странствий Павла, мы видим его на Соборе Ано-

306

 

 

столов и старцев в Иерусалим, где первенствует Иаков, как епископ иерусалимский, наименованный первым и в послании Павла к Галатам, хотя присутствует верховный Петр и даже открывает Собор своею речью (Деян. 15, 9 и след.). Окончательное же решение полагает не Петр, а Иаков, и, по его слову, Апостолы н пресвитеры со всею Церковью, написали окружное послание к живущим в Антиохии (где впервые нареклось имя христиан), с таким знаменательным выражением: изволися Духу Святому и нам, без какого-либо особенного утверждения верховным Петром сего определения соборного. Если так действовали на первом апостольском Соборе Иерусалима, долженствующем служить образцом для всех последующих: то кто дал право изменять сей древний порядок?

Если не смотря на ясные выражения деяний апостольских, вам может показаться произвольным с моей стороны мнение о первенстве Иакова на Соборе пред Апостолом Петром; то я могу оградить себя свидетельством великого учителя Церкви, Иоанна Златоуста, который в истолковании сего текста из книги Деяний прямо говорит: «в Церкви не было ни какой надменности, но великое благочиние; смотри: после Петра говорить Павел, и никто не останавливает его; Иаков ожидает и не выступает вперед, хотя ему предоставлено было начальствование (в Церкви иерусалимской), сначала говорит Петр с силою, а потом он (т. е. Иаков) с большею кротостью; так всегда нужно поступать тому, кто имеет

307

 

 

большую власть, укоризны говорить с большего кротостью» (б). Если в присутствии верховного Петра первенствует Иаков, и нет особенного утверждения Петрова в соборном послании всех Апостолов и старцев; то как же требовать утверждения папского для последующих Соборов, на которых также изводилось Духу Святому изречь священные догматы? Это не мое частное мнение, но целого многолюдного Собора карфагенского (425 г.), который так выразился против любоначалия римского; «отцы судили, что ни для единые области не оскудевает благодать Святого Духа, чрез которую правда иереями Христовыми зрится разумно и содержится твердо, и наипаче, когда каждому, если настоит сомнение о справедливости решения ближайших судей, позволено приступать к Соборам своей области, и даже ко вселенскому Собору. Разве есть кто либо, который бы поверил, что Бог наш может единому токмо некоему вдохнуть правоту суда, а бесчисленным иереям, сошедшимся на Собор, откажет в оном»? Что может быть яснее? И это весьма хорошо известно Римлянам, потому что соборное послание сие напечатано у них во всех соборных актах (в). Оно заключается весьма замечательными словами: «да не явимся вносящими дымное надмение мира в Церковь Христову, которая желающим

__________

(б) Беседа 33, § 2. на Деяния апост.

(в) Bevereg. Т. I, pag. 675. Binii Concil. T. I, pag. 757. Ed. 1618. an. Patrolog. Curs, compl. Tom. L. pag. 422.

308

 

 

зреть Бога приносит свет простоты и день смиренномудрия».

Пойдем далее, держа в руках светоч истории, которого боятся Римляне, «потому что они внесли то дымное надмение в Церковь Христову, против коего предостерегал Собор самого папу. Первый вселенский Собор в Никее представил в себе самом важнейшее руководство для всех Соборов вселенских; ибо тогда уже прекратились гонения на Церковь Христову, и она, обагренная мученическою кровью, соединилась в лице своих исповедников на Соборе, пред лицом державного Константина, который предоставил им полную свободу суждений. Здесь свобода сия была благоуправлена Духом Господним, и не двое или трое, а 318 святых отцов, собраны были во имя Иисуса Христа, для исповедания Божества Его символом кафолической веры. Кто же председательствовал? Старец Осия, епископ кордубский, но не в лице папы, как старался внушить сию мысль позднейший составитель ложных актов никейских (Геласий), странным образом применяя к подписям соборным то, что было сказано о рассылке правил Собора по всем церквам, начиная с римской; посему и явились у него такие нелепые подписи: «Леонтий украшение Церквей Господних, Протоген удивительный», п прочие в таком же роде.—Когда окончился Собор, не требовали епископы утверждения папы Сильвестра, но ему самому были посланы никейские правила для руководства, чрез Осию кордубскаго и бывших с ним пресвитеров римских, и не только

309

 

 

одному папе, но вообще святым Божиим Церквам, которые суть в Риме, Италии и всей Испании.—Итак тут не видно никакого утверждения со стороны папы; напротив от него, как и от всех прочих епископов, требуется покорность определениям соборным, которые сами по себе противны всякому единовластию в Церкви, ибо внушают соблюдение древних обычаев и преимуществ Церквей (правило 6).

Если от первого вселенского Собора мы перейдем ко второму, который дополнил символ веры никейский, до ныне сохраняемый в неизменной чистоте на востоке, мы видим, что на оном даже не было никакого легата папскаго; и это не должно удивлять, потому что в приведенном выше послании Собора карфагенского к папе Клименту отцы африканские прямо говорили: «о том, чтобы некие, аки бы от ребра твоея святыни были посылаемы, мы не обретаем определения ни единого Собора отцов.» Не смотря на то, что в начале на Соборе председательствовал святой Мелетий, епископ антиохийский, который состоял даже вне общения римского, по внутренним смутам своей Церкви, и не смотря на то, что папа Дамас не охотно принял определения сего Собора, они были однако признаны во всем западе, ибо так изволися Духу Святому, Коего безначальное исхождение от Отца было выражено подлинными евангельскими словами и дополнено к символу Никейскому. Итак вот и вторым вселенский Собор состоялся без папы. Достойно внимания, что не к папе обратился Собор за утверждением, но к великому импера-

310

 

 

тору Феодосию для того, чтобы определения соборные были, через его признание, распространены по всей Империи, и потому писал к нему в следующих выражениях: «желаем, человеколюбивейший император , чтобы как ты почтил Церковь письмами, которыми нас созвал, так и определения Собора оградил бы подписанием твоей руки» (г). Это весьма естественно, потому что Собор издавал не только определения догматические, но и относившиеся до благочиния церковного, которое в тесной связи с благоустройством гражданским. Следственно необходимо было главе Империи оказывать с своей стороны нужное содействие. По сему императоры всегда присутствовали на вселенских Соборах, лично или чрез своих сановников. Из соборного письма явствует также, что не папы, а императоры созывали Соборы. Видите ли сколько теорий римских сами собою падают, как только заглянешь в акты церковные?

Мне помнится одно возражение ваше: каким же образом будут тверды определения Собора, если впоследствии отступятся от них те, которые сперва изъявят свое согласие, как это случилось и после никейского, ибо иные впали опять в ересь арианскую, и даже до второго вселенского Собора была обуреваема сею ересью, можно сказать, почти вся Церковь? Здесь опять отвечает на вопрос самая практика, то есть Факты исторические. Более полувека сильно колебалась Церковь ересью ариан-

__________

(г) Epis. Orient, ad. Theodos. Concil, T. 3, pag. 585.

311

 

 

скою, а между тем ни один из догматов Никейских не поколебался, и самый Собор сей всегда почитаем был основанием единства церковного, ибо Сам Дух Господень изрек символ Веры устами его отцов, собранных во имя Христово. Дух, иде же хощет, дышет, и глас его слышиши, но не веси, откуду приходит и камо идет, говорит Спаситель Никодиму (Иоан. 3, 8.).

Не так было после третьего вселенского Собора, на так называемом сборище ефесском; не было тут Духа Божия в собрании епископов; действовали страсти человеческие, под влиянием гражданской власти. Посему ни одно из его определений, благоприятных ереси Евтихиевой, не удержалось впоследствии; все были отринуты частными Соборами и вселенским в Халкидоне, ибо не было свободы суждений в Ефесе, на епископов налагали даже оковы, и Дух Господень отступил от такого нечестивого сборища. Здесь можно по истине вспомнить слова мудрого Гамалиила: аще будет от человек совет сей или дело сие, разорится; аще ли же от Бога, не можете разорити то (Деян. 5, 38. 39.).

Святой папа римский, Лев великий был блюстителем чистоты догматов в эту смутную эпоху и можно сказать главою всего православия (не в смысле почести и власти, а по духу и ревности), как некогда великий святитель Александрии Афанасий в более страшную бурю арианства. Не потому однако твердо было определение халкидонского Собора, что одобрил оное св. Лев, но от того,

312

что истинные были догматы, провозглашенные на сем Соборе; предварительно было рассмотрено .догматическое послание папы, и потому только принято, что оно оказалось согласным с изложением веры св. Кирилла александрийского; от того и восклицали отцы соборные : «Петр говорит устами Льва!» Впоследствии же, не смотря на несогласие папы признать первенство кафедры Цареградской пред прочими патриаршими, определение сие вошло в закон; так мало нужно было утверждение папское вселенскому Собору.

Мы видим разительный сему пример на пятом вселенском Соборе, когда папа Вигилий не хотел признать его определений и едва не лишился за то своей кафедры; он удержался только признанием того, что было постановлено на сем Соборе. Какие же еще нужны примеры? Более ста правил, изложенных Собором константинопольским, трульским или палатным , и отнесенных к шестому вселенскому, возъимелп полную силу на востоке и до ныне действуют, хотя, никогда не были признаваемы папами, потому что осуждались в них некоторые обычаи римские. Достойно внимания и то, что правила седьмого вселенского Собора, о чествовании святых икон, хотя и признаны были папою Адрианом, долго однако не принимались на западе; следственно даже и там утверждение папское не давало той твердости Собору, которую ныне приписывают Римляне единственно такому только утверждению.

Между тем в VIII столетии ясно обозначилось, как была нужна черта вселенства для непоколе-

313

 

 

бимости определении соборных. Это не было новое дотоле неизвестное начало: оно лежит в основании самого учреждения вселенских Соборов; но теперь самим вселенским Собором оно выражено. На седьмом вселенском Соборе прямо отринуто было нечестивое соборище императора Копронима против святых икон, в таких выражениях: «как мог Собор сей быть великим и вселенским, когда не все на оный согласились, и не только не приняли его предстоятели прочих Церквей, но даже предали анафеме, ибо он не имел соучастниками, как сие подобает на Соборах, ни римского папы, ни его местоблюстителей, ни окружных грамот, не имел также себе согласующими и восточных патриархов, т. е. александрийского , антиохийского и св. града , ни даже от них грамот, ни священников». Тоже самое выразил на Соборе, бывшем против патриарха Фотия, император Василий македонский одному из епископов: «можно ли назвать суетным, что проистекает от патриарших престолов; ты знаешь сам, равно как и вся подсолнечная, что с помощью Божьею пять патриарших кафедр не могут заблуждаться в вере, итак ты должен необходимо принимать их определения» (д). Но впоследствии оказалось, что местоблюстители восточные не были законные, а только присланы по делам политическим от калифа сарацинского, и что им произвольно дали титул местоблюстителей; посему и определение Собора не

__________

(д)  Флери книга 51.

314

 

 

было твердо. Около того же времени преподобный Феодор Студит, в письме своем к императору Михаилу, защищая права Церкви против насилия власти гражданской, говорил, что не от мирских, но от духовных, т. е. от преемников апостольских, которым предоставлено вязать и решить, должны зависеть догматические решения. Кто же сии преемники Апостолов? спрашивает он. «Тот, кто занимает в Риме первую кафедру, тот кто занимает вторую в Константинополе; за тем следуют Александрия, Антиохия и Иерусалим; сии суть пять высот верховной власти церковной; им подобает судить о церковных догматах»; и это совершенно канонически.

Если теперь применить сие правило к Собору Флорентийскому, то, не смотря на мнимое его вселенство и не малочисленность епископов восточных, он окажется погрешительньм; ибо не один Марк, митрополит ефесский его отринул, и не напрасно воскликнул папа Евгений, когда Марк не подписал соборного определения: «итак, мы ничего не сделали!» Те пять высот церковных, о коих упоминает св. Феодор Студит, не оказались участниками Собора, ибо патриарх константинопольский Иосиф умер прежде его окончания; Марк ефесский представлял собою двух патриархов антиохийского и иерусалимского, как их местоблюститель. Местоблюститель александрийского патриарха, митрополит ираклийский Антоний сказался больным, чтобы не участвовать на последнем деянии Собора, и вынужден был властью императорскою подписать определение, но

315

 

 

сейчас же отрекся, и сам кесарь не мог его иначе заставить служить обедню в Венеции, как без поминовения имени папского. Итак из пяти патриархов оставался один только римский насильственным поборником Собора, хотя против него в то же самое время действовал Собор базельский, не признававший его власти; действия папы на Соборе против епископов греческих были очень стеснительны.

Не напрасно великий екклесиарх Сиропуло, участвовавший на Соборе, сравнивая в книге своей Собор Флорентийский с прежними вселенскими, говорит: «он имел только вначале вид такого Собора, по личному присутствию императора, папы и патриархов, или их местоблюстителей, доколе продолжались заседания торжественные; потом же все происходило скрытно, в частных домах, в совершенном мраке, и десять архиереев совершали втайне от других дело нечестия; ибо никто, не только из православных, но даже из западных, не знал, что творится между императором и папою с советниками, и таким образом, не единомыслием вселенского Собора, но частными мнениями нескольких человек, совершилась уния. Никогда так не действовали на прежних истинных Соборах, посему никому не обязательны были такого рода решения на последующее время. Многие из епископов греческих и латинских не знали даже, что они подписывали, и прилагали только руку, видя подпись императора или папы, ибо самый акт составлен при немногих свидетелях, и никому не был читан прежде подписи.

316

 

 

После таких козней не заслуживают ли осуждения соборного виновники такого акта и унии? и сие пишу не по ненависти, заключает екклесиарх, но ради истины, дабы каждый мог видеть ее своими очами» (е). К сожалению, такие антиканонические действия повторились и на тридентском Соборе, который почитается вселенским для запада.

Посмотрим теперь, что можно извлечь из всех сих исторических доводов, кроме необходимого условия о совершенной свободе суждений,— для того, чтобы Духу Святому изволилось проглаголать устами пастырей Церкви, как и па первом апостольском Соборе в Иерусалиме ?

Мы видели, что в словахVΊΙ вселенского Собора ясно выразилось также не менее существенное условие, для твердости вселенского Собора: это то, чтобы все пять патриарших кафедр принимали в нем деятельное участие, или лично чрез своих иерархов, или чрез их местоблюстителей с верющими патриаршими гранатами. Но чему же пять, а не более? Это не произвольное число, потому что, как выразился ев. Феодор Студит, «сии суть пять высот церковных, имеющих право решать догматы Церкви»; так как на пять патриархатов разделена была вселенская Церковь того времени, уступая только первенство Риму, при равных правах?,. Весьма ошибаются те, которые полагают, будто для вселенского действия Собора необходимо после его заключения, чтобы признаны были изданные им правила во всех

__________

(е) Отд. 10, глав. 18 —19.

317

 

 

Церквах, чрез местное их обсуждение, или чтобы они были утверждены папою по одному личному его суду. Это было бы весьма нелепо: ибо какая же тогда нужда в Соборе вселенском, если бы его деяния были снова потом пересуждаемы? Нет, окончательное решение догматов и канонов всегда происходило на самом Соборе , — иначе нельзя сказать: изволися Духу Святому и нам,—и после сего вселенского совещания, определения соборные рассылались уже, как не отменимые повеления, во все Церкви, не исключая и римской. Для того и присутствовали на Соборе лично иерархи, или избирались ими верные местоблюстители, которые пользовались доверенностью всей своей Церкви, чтобы местные Церкви с верою принимали то, что они принесут с вселенского Собора. Не нужно было для сего даже и большего числа таких поверенных; мы видим, что на первом вселенском Соборе, от лица всей Африки, где считалось до 600 епископов, был один только верховный Цецилиан, со стороны Рима два пресвитера, а для всего запада один только Осия кордубский, который и председательствовал.

Но вы спросите: каким же образом действовать теперь, когда изменилось взаимное состояние Церквей, и отпала многолюднейшая римская? Из каких лиц может составиться ныне Собор, обязательный для всего православия, и как назвать его вселенским?—По духу соборного управления первенствующей Церкви, он должен точно также состоять из представителей самостоятельных Церквей, которые, управляясь сами собою в част-

318

 

 

ности, составляют все вкупе одно кафолическое тело. Мы имеем доселе четыре патриаршие кафедры, под председательством вселенского архиепископа нового Рима, и они часто собираются для совещаний между собою, хотя такого рода совещания обязательны только собственно для восточной Церкви, точно также как и определения св. Синода—для русской. Для полного же Собора, я полагаю, необходимо участие обширной всероссийской Церкви, вместе с грузинскою и славянскою, которая в пределах австрийских, и Церкви в Греческом королевстве; общее их решение обязательно будет для всего православия. Мы видели такие соборы при царе Алексее Михайловиче, на коих присутствовали патриархи восточные и их местоблюстители , и иерархи сербские и молдовлахийские.

Но будут ли такие соборы называться вселенскими? спросите вы. До сих пор по смиренномудрию востока, столь назидательному, в сравнении с надменностью запада, самые многолюдные Соборы патриаршие в Москве, не принимали на себя громкого титла вселенских, хотя именовались и кафолическими и православными, но соборному своему единству и чистоте догматов, но не оглашали себя вселенскими, так как одна обширная часть древней вселенской Церкви отпала от единства, по своим заблуждениям. Много любви и миролюбивого упования в таком смиренномудрии! Но по чему же, скажете опять, римская величает свои Соборы вселенскими даже и после разделения с греческою? По тому же духу превозношения, который был виною ее отпадения. Хотя она и

319

 

 

может насчитывать у себя две трети христиан, в сравнении с восточной; но доколе остальная треть, которую не в прав она укорить ни в одном отступлении от догматов православия, от коих сама отстала, не находится с нею в союз единства, по существу дела не может быть вселенства на ее Соборах. Λ каковы ее Соборы? Мы это видим ныне: не насильственным ли образом навязан был недавно, происками иезуитов и властью папскою, новый догмат о непорочном зачатии Матери Божией, против которого вопиет запад и особенно Церковь галликанская? Монархическим началом могущества папского совершенно убито соборное, которое от первых веков положено было в основание управлению вселенской Церкви, и от того возникли все заблуждения римские. Повторим слова карфагенского Собора: «разве есть кто либо, который бы поверил, что Бог наш может токмо единому некоему вдохнуть правоту суда, а бесчисленным иереям, сошедшимся на Собор, откажет в оном; да не явимся и мы вносящими дымное надмение мира в Церковь Христову, которая желающим зреть Бога, приносит свет простоты и день смиренномудрия».

1 Мая 1958 года.


Страница сгенерирована за 0.52 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.