Поиск авторов по алфавиту

Автор:Франк Семён Людвигович

Франк С.Л. Макс Шеллер. Журнал "Путь" № 13

(Некролог).

        В расцвете творчества, в сравнительно нестаром возрасте, 55 лет, скончался Макс Шелер, бесспорно самый талантливый мыслитель современной Германии. Шелер автор многочисленных интереснейших философских трудов. Но он вообще не создатель безличной отвлеченной философской теории. Он принадлежал к тем редким избранным натурам, творчество которых носит яркий личный отпечаток и отражает на себе духовную значительность конкретной личности автора. И вместе с тем в его творчестве чувствовалось биение духовного пульса времени, он старался охватить духовную жизнь современности в ее целостности и найти для нее систематическое философское выражение. В этом отношении он стоит в одном ряду с такими вождями современной немецкой духовной жизни, как недавно (и тоже преждевременно) умершие Георг Зиммель, Макс Вебер и Эрнст Трельч.

        Шелер вышел из школы Гуссерля. Как известно, Гуссерлю принадлежит заслуга обновления довременной мысли через преодоление субъективизма и психологизма господствовавших в ней, определенных кантианством, направлений. Этим он явился зачинателем нового, современного расцвета немецкой философии. В своем, т. наз. «феноменологическом» методе он вновь открыл для философии путь предметного, объективного знания; он намечает этот путь в чистом непредвзятом описании вневременной родовой сущности явлений, в «созерцании сущности» (Wesenschau) в отличие от генетического или каузального метода специальных наук.

        Замысел Гуссерля был при этом освободить философию от всего субъективного личного, от связи с духовными запросами и вопросами «миросозерцания», и создать из нее подлинно точную науку». История философской мысли повторила над этим замыслом Гуссерля ту же насмешку, которая была суждена аналогичному замыслу Канта. Едва Гуссерль успел начать

83

 

работать на намеченном им пути, как его лучшие и наиболее одаренные ученики — и из них первым Макс Шелер — использовали его метод для возрождения метафизики, для пробуждения и осмысления коренных вопросов миросозерцания. Бесстрастно-научное описание структуры явлений быстро превратилось в углубленный анализ проблем духовной жизни. Шелер, в своем первом, необычайно тонком и глубокомысленном труде «Формализм Канта и этика ценностного содержания» строит новую этику, как метафизику объективного нравственного миpa ценностей, в который внедрен и которому служит человек. В противоположность формалистики и бедности этики Канта, которая знает в сущности только одну нравственную ценность — ценность абстрактной человеческой личности, как таковой — Шелер развертывает сложную и богатую систему нравственных ценностей, показывает их иерархию, вскрывает возможные антиномии между ними.

        Отсюда — только один шаг к признанию и обоснованию религиозного сознания, к построению духовно-нравственной жизни и общественной культуры на объективных религиозных основах. Это становится задачей дальнейших трудов Шелера. Труды эти «Низвержение ценностей» и «О вечном в человеке», отличаются несравненной в современной немецкой литературе, глубиной, полнотой идей, тонкостью анализа, проницательностью мысли. Католик по рождению, Шелер в эту эпоху (1918-23) посвящает свое творчество оправданию и уяснению католического миросозерцания, сохраняя при этом полную свободу и оригинальность мысли. Используя великие мотивы платонизма, воскрешенные в философии Гуссерля, Шелер в отличие от официального католического богословия, связанного системой томизма, этого выражения средневекового рационализма, пытается возродить более свободные и близкие современному духу начала августинизма, утвердить католическое миросозерцание на платонизме бл. Августина и средневековой немецкой мистики. Некоторые основные идеи этих книг по своей значительности и плодотворности войдут в состав наиболее ценных достижений современной философской мысли и во всяком случае сохранят свое значение, как самые яркие выражения того духовного перелома мысли, того перехода от гуманитарного позитивизма и идеализма к положительной религии, которые переживает теперь европейская мысль.

        Католики, сначала увидевшие в нем ценного и могучего союзника, вскоре начали идейную борьбу с его «ересями» и разошлись с ним. Но и он по своей собственной инициативе разошелся с ними, покинув тот круг идей, который он защищал с таким блеском и мастерством. В последние годы

84

 

его творчества в центре его идей стоит человек и общество, интересы религиозные сменяются интересами социологическими, психологическими и культурно-философскими. За небольшим, как всегда блестящим и тонким этюдом о «Сущности и формах симпатии», следует ряд сборников статей по вопросам социологии, завершающейся обширным трудом «Формы знания и общество». Шелер склоняется здесь к прагматизму и даже к основным методам экономического материализма (конечно, в облагороженной и духовно-утонченной форме). Смерть застала его над созданием «Антропологии», нового философского учения о сущности человека; этот труд он сам рассматривал, как завершение своего жизненного творчества.

Исключительно богато одаренный дух Шелера — можно сказать, гениальный в том смысле, что он от рождения призван был к философии и не сочинял, а из своих недр рождал свои идеи — обладал одним недостатком, который отпечатался на его творчестве и ограничил его духовное значение. Шелер не принадлежал к числу тех классических мыслителей, которые призваны в мире сказать одно свое слово, выразить в единой всеобъемлющей интуиции, в одном миропонимании все свое существо. Шелер в течение своей творческой жизни несколько раз менял свое мировоззрение. В нем не было и того аскетического духа, той суровой нравственной серьезности в искании истины, которая присуща настоящим философским гениям. Философское познание, в котором он был истинным мастером, было для него скорее радостной игрой, в которую он не вкладывал всю энергию своего духа. По личному складу своей натуры, он был эпикурейцем, изведавшим не одни лишь радости чистого созерцания, но и многие другие радости жизни. Его исключительная одаренность давала ему возможность развить, не смотря на рассеянный образ жизни, совершенно изумительную продуктивность, но отсутствие строгой духовной сосредоточенности несомненно все же ослабляло его идейную значительность. В хорошем и в дурном он ничуть не походил на обычный тип немецкого ученого. Он пронесся над немецким духовным горизонтом каким-то метеором, испускавшим ослепительно-блестящий фейрерверк идей. Его внешняя жизнь была полна превратностей и бурь. В нем своеобразное сочетание немецкой мистической глубины, фаустовской духовной жажды с французским скептическим эпикурейством типа Ренана или Анатоля Франса. Весь характер переходности, шаткости, духовной неустойчивости, присущей нашей эпохе, как бы воплотился в этой замечательной личности.

        Прибавим, что Шелер, подобно всем духовно чутким и глубоким немцам, живо интересовался русской мыслью и

85

 

хорошо ее знал. С большинством русских философов, живущих за границей, он находился в тесном дружеском общении. В 1924 году эта связь выразилась в том, что он выступил в Берлине в заседании русской религиозной философской академии с блестящим, как всегда, докладом о «Смысле страданий».

С. Франк

86


Страница сгенерирована за 0.04 секунд !
Map Яндекс цитирования Яндекс.Метрика

Правообладателям
Контактный e-mail: odinblag@gmail.com

© Гребневский храм Одинцовского благочиния Московской епархии Русской Православной Церкви. Копирование материалов сайта возможно только с нашего разрешения.